Реклама закроется автоматически через 15 секунд
На портал
Instagram

"Я собирала себя по частям": три истории молодых женщин, которые пережили инсульт

5 января 19:37
Любовь Новоселова
Привычно считать, что инсульт — это что-то, что происходит в старости. Тем страшнее знакомиться с историями женщин, с которыми инсульт случился, когда им было немного за 30… Но есть хорошая новость — несчастья можно избежать! Правда, для этого придется потрудиться.

«Мычишь и ревешь от безысходности»

Если телеведущая Ольга Бузова (34) чуть ли не каждый день дает новый повод говорить о себе, то ее 32-летняя сестра Анна — человек более скромный и практически непубличный. Бузова-младшая занимается собственным брендом одежды, обуви и косметики и живет с мужем Константином, не требуя к себе внимания. Однако ноябрьские события вынудили Анну на пару дней стать главным ньюсмейкером, ведь не каждый день у совсем еще молодой женщины случается инсульт.

Бузова-младшая вышла на связь с подписчиками в Instagram лишь спустя неделю после случившегося — она не любит слезливых постов о сложных ситуациях в жизни. «В четверг утром у меня случился инсульт, — сообщила Анна. — Слава богу, медицинская помощь была оказана быстро, Костя молнией отвез меня в ближайшую клинику к неврологу, и я уже могу разговаривать и даже читаю вслух скороговорки. Для меня это был почему-то самый большой страх — не суметь сказать любимому, что люблю. Меня даже не сильно испугало асимметричное лицо и отсутствие чувствительности в правой руке и ноге... но мне так важно было сказать родному, чтобы он меня не оставлял ни на секунду, не отпускал мою руку и что я его сильно-сильно люблю! Это правда очень страшное состояние, когда ты все понимаешь, пытаешься сказать, а не можешь... мычишь и ревешь от безысходности... Потом мне срочно хотелось поговорить с мамочкой, папулей, сестренкой и сообщить, что люблю их больше всех на свете! К сожалению, это были несвязные звуки и они вряд ли напоминали признание в любви...»

32-летняя Анна Бузова — красивая и полная сил — и представить не могла, что ее ждет! (Фото: Instagram)

Несмотря на то, что какое-то время Ольга и Анна были в ссоре и, казалось, даже после примирения не общались так же тесно, как раньше, в несчастье Бузова всеми силами поддерживала сестру. «Первые дни я не могла в это поверить... Сейчас мы как раз на стадии восстановления и реабилитации, — сообщила Ольга. — Для всей семьи случившееся — настоящий шок. Мы все рядом сейчас с Анечкой. Мы и созванивались, и переписывались в день, когда произошло это, а за сутки до этого Аня с папой были у меня на прокате на «Ледниковом периоде», мы все смеялись и радовались».

Папа Игорь и сестра Ольга забыли обо всех разногласиях и пришли Анне на помощь (Фото: Instagram)

В реанимацию, по словам Ольги, никого не пускали, и им оставалось только мучительно ждать. Когда врач подтвердил инсульт, Анна уже не могла говорить. «Сейчас вся работа, съемки и дела ушли у нас на второй план, хотя Анечка просит, чтобы мы жили своей обычной жизнью и рассказывали ей все, чем мы занимаемся, присылали фото и видео. Показывать ей слезы и сочувствие она нам запретила. Она моя любовь, и пусть мы иногда ссоримся, а потом сами не помним из-за чего, но в трудных ситуациях мы всегда рядом. Помню, когда я однажды заболела, у меня температура была под 40, Анечка ко мне приехала (мы опять из-за чего-то поругались — мы сестры, и нам можно), молча, не разговаривая, померила температуру, пошла сварила мне куриный суп, поменяла белье постельное, дала все лекарства, накормила, и ушла спать в соседнюю комнату».

Бузовой-младшей повезло — в день инсульта рядом с ней был муж Константин, который действовал очень быстро и правильно (Фото: Instagram)

Что же стало причиной инсульта Анны и были ли какие либо предпосылки? Семья Бузовой-младшей уверяет, что ничего подобного не происходило, а без стресса, мол, нынче никуда. Но первые выводы Анна уже сделала — ей нужно наконец полюбить себя и перестать нервничать по пустякам. «А по сравнению с тем, что со мной было, мне абсолютно все кажется пустяком, честное слово! — признается Анна. — Колоссальная поддержка родных и близких — это вообще бесценно. Мне кажется, что я так быстро иду на поправку только благодаря их уверенности во мне и в том, что все будет хорошо. Очень люблю! И буду говорить это так часто, насколько возможно. Берегите себя и своих близких».

«Я — супер-дура»

«Тот инсульт, который был дан мне, — это возможность изменить свою жизнь, затормозить ход безумных событий, которые я сама себе придумала», — говорит 36-летняя Гузаль Хисаметдинова, которая сейчас работает коучем по самооценке и тренером личностного роста. Она не скрывает своей истории, потому что хочет, чтобы хоть кто-то услышал ее, посмотрел на себя и вовремя одумался… Ведь инсульт можно предотвратить.

Так выглядела Гузель Хисаметдинова после трепанации черепа (Фото: Instagram)

Беда в семью Гузаль пришла в 2016 году, когда ей был 31 год. И теперь Хисаметдинова уверяет — она сама довела себя до такого состояния. «13 мая 2016 года у меня случился инсульт — 6-сантиметровое кровоизлияние в мозг, — рассказывает женщина. — Но тогда я этого еще не знала: в один момент почувствовала сильный удар в висок, резко заболела голова. Это была адская боль: врачи повода для беспокойства не видели и, поставив мне диагноз «вегетососудистая дистония», отпустили домой. Что я делала эти четыре дня? Успешно забивала на себя! Ходила с адской головной болью, водила машину, посещала чемпионат мира по хоккею, пила пиво и даже загорала в солярии! А на четвертый день я узнала, что ангел-хранитель — это не о Библии, а о жизни. Во сне ко мне пришел покойный папа, которого не стало за шесть месяцев до этого. Папа умер от инсульта. Он силой поднял меня в восемь утра с кровати, и я помчала в больницу делать МРТ. Я знала, что там не опухоль и точно не вегетососудистая дистония. Папа спас меня. МРТ... Его я делала со скандалом. Никто из врачей не мог понять, зачем оно мне!»

После инсульта Гузель полностью поменяла свою жизнь: она ушла из IT-компании и стала стилистом, а также тренером личностного роста (Фото: Instagram)

Когда врачи все-таки поняли, что дело не терпит отлагательств, на дыбы встала Гузаль. От сиюминутной госпитализации она отказалась. Дела, мол, важнее! И только спустя некоторое время Гузаль снизошла до того, чтобы отправиться в реанимацию, при этом полностью подготовившись к ней. Она не только накануне сходила в солярий, но и сделала эпиляцию вкупе с маникюром и педикюром! А самое главное — она надела на себя кружевное белье из одного комплекта. «Как показывает практика, девушки это делают в основном перед сексом и ответственным свиданием, — говорит Хисаметдинова. — Но я подумала, что, если что-то случится, я хочу быть красивой! Разденут меня врачи — а там загорелая, стройная, еще и в белье красивом. Такую точно жалко терять! И я взяла плойку накручивать локоны в реанимации, потому что я... тупенькая».

Состояние Гузаль какое-то время поддерживали в реанимации, а потом выписали, сказав, что она нуждается в операции. Чем быстрее — тем больше шансов на выживание. Но женщине не хотелось идти ложиться непонятно куда и непонятно под чей нож. Поэтому она не спешила. «Я панически боялась брить голову, лишиться волос, что в основном обязательно при трепанации. Мой панический страх был не оправдан. Поскольку риск повторного инсульта с летательным исходом был очень высок, нам нужно было срочно принять решения. Поэтому мы торопились… аж два месяца его принимали. Первый месяц я жила в обычном режиме, вроде все в порядке, и избирательно искала того самого ВММ — Врача Моей Мечты. Случайным образом встретила именно того, который взял меня с моим диагнозом. Помните Доктора Хауса? Это был именно мой Доктор Хаус, и ему я доверила свою голову».

Гузаль было страшно жить в ожидании операции, но она продолжала идти в каждый день с улыбкой: даже начала обучение в итальянской школе стиля. Уже тогда Гузель начала ценить то, что есть, — солнце будто начало светить иначе и воздух вокруг стал чище. Спустя два месяца после реанимации она приняла решение — делать операцию в Санкт-Петербурге. И вот этот день настал… «Вспоминаю коридор, яркие вспышки света в глазах и медсестер, которые говорили, что «их девочка» покрылась пятнами от страха. После операции, когда приходили какие-то остатки сознания, мой Доктор Хаус рассказывал, что я кричала на оперирующего врача (на него), что не стоит начинать операцию без моего врача! Наркоз творит чудеса. В общем, я еще успевала всех строить. Мой Доктор Хаус стоял надо мной и веселился, наверное, с этой паникерши в преднаркозном состоянии», — теперь смеется женщина.

Через некоторое время после трепанации черепа Гузаль отправилась домой, и это тоже было испытанием — повязка на голове буквально сводила ее с ума… «Помню, как зашла в ванную, стала перед зеркалом и просто забилась в истерике от увиденного. Вместе с повязкой прядями и клочьями слезали волосы. Панический страх остаться лысой и град слез на полу в ванной. Я запаниковала, что меня, скорее всего, долечивали какой-то химией. В ванну зашел Наумов (бойфренд Гузаль), сел напротив и стал гладить мою голову, мой шрам. Спустя уже год после операции Артем радуется, что волосы все одной длины и шрама совсем не видно».

В целом на восстановление ушло 10 месяцев — все возвращалось на круги своя очень медленно, мучительно. Гузаль проводила сутки в кровати с дикой болью, чувствуя, как срастаются после трепанации кости в голове. «Я собирала себя по частям. Организм рассыпался, все функции, которые его связывали, стали «жить» отдельно. Мне удалили часть мозга, а значит, ему нужно заново строить свой путь. Тяжелыми препаратами восстанавливали память, речь. Сильно пострадала кожа, и, кажется, вымерли не только ее верхние клетки. Первые два месяца я могла только спать. Так я не чувствовала боль. Я тупила постоянно, все забывала, и речь была приторможенной. Меня шатало из стороны в сторону при походе от кровати до ванной комнаты. Меня мучили ночные панические атаки, а я мучила своего мужчину дикими истериками, криками и скандалами без повода», — вспоминает Гузаль.

Но сегодня все позади, и физически о произошедшем напоминает лишь вмятина на виске, а вот морально — все остальное! Ведь благодаря инсульту Гузель переосмыслила свою жизнь и поняла, что главный секрет победы над болезнью — поменьше жаловаться и жалеть себя. Хисаметдинова уверена — к 30 годам она сделала все, чтобы себя переутомить и довести до кровоизлияния перегруженную мыслями и проблемами голову. «Я глубоко убеждена, что сама себя довела до состояния, когда организм сдался, сказав: «А ну на фиг эту «сильную, уверенную в себе, независимую бабу»! Бежать от этой «ВсеСамаМогу» и «8 Марта не для меня». Именно такое умонастроение у меня было. Я цинично-саркастично презирала «ванильных» девочек, которые уходят с работы в 17:59, с нетерпением ждут, как себя мужчина проявит 14 февраля и как реабилитируется 8 Марта. В мои планы входило захватить мир, потому что я — супер-женщина (зачеркнуто) супер-дура. И не приходит инсульт к женщине, которая умеет отдыхать, расслабляться, не решает проблемы всего мира, не лезет с советами и не соревнуется с мужчинами. И наконец-то я по-настоящему люблю себя», — гордится собой Хисаметдинова.

Несмотря на то, что 36-летняя Гузель (в центре) — только начинающий стилист, она уже знакома с моделью Натальей Водяновой и модельером Ульяной Сергеенко (Фото: Instagram)

И это не просто слова! Гузаль действительно поменяла свою жизнь. До инсульта она занимала руководящий пост в IT-компании, а когда возлюбленный женщины сказал, что пора бы ей начать заниматься тем, что ей действительно нравится (а именно — быть стилистом), она не поняла — в смысле? «Я — сильная, независимая женщина, я содержала семью, покупала шмотки в Италии, заправляла 95-м бензином свою тачку, носила лабутены не с Дубровки, а с бутика в Риме, — рассуждала Хисаметдинова. — В смысле «уйти с работы»? В 31 год бросить все? Я на рубеже, когда можно и кошек заводить, и у меня был план сильной независимой женщины. Бросить мужской коллектив, корпоративные шутки и подарки с алкоголем, забыть слова PRI BRI и нейронные сети? Бросить межофисные «тайные» романы, презрение бухгалтерии, планерки, совещания, протоколы, корпоративы? В смысле? Я 12 лет отработала в IT, чтобы начать с нуля там, где меня не ждут?» Но Артем действительно в нее верил, и благодаря этой вере она все-таки пошла за мечтой и стала стилистом. Немаловажную роль в этом сыграла и актриса из Латвии Яна Сексте — именно она первой обратилась к Гузаль, чтобы выбрать образ к открытию новой Табакерки. Позже Хисаметдинова также стала амбассадором фонда борьбы с инсультом и тренером личностного роста. «Я осознала, для чего мне был дан такой урок в жизни. Это стало моей миссией: в Instagram на примере своей истории я честно рассказываю, как нелюбовь к себе может обернуться трагедией. Сегодня на своих тренингах я делюсь советами, как замедлиться, начать слышать себя, перестать обесценивать, позволить жить из состояния любви к себе. Быть той самой женщиной», — говорит Гузаль, добавляя самую главную фразу: «Не надо доводить себя до инсульта в 30 лет, чтобы вправить мозги».

Опыт рижанки: «Начинаешь ценить очень простые вещи»

Жительница Риги Кристина Грушевска тоже не понаслышке знает, что значит, когда жизнь за короткое время становится совершенно другой. Сейчас 35-летняя Кристина работает администратором в частной клинике, и только благодаря инсульту она научилась ценить каждое мгновение своей жизни и наслаждаться мелочами, на которые многие, увы, не обращают внимания.

Два года назад пережившая инсульт рижанка Кристина Грушевска уверена — надо радоваться тому, что имеешь! (Фото: из личного архива)

Это случилось с Кристиной два года назад, когда ей было 33. Тогда она была домохозяйкой — казалось, ничто не предвещало беды… «Сильно болела голова, меня это не напугало, я приняла обезболивающие, но возникла странная ситуация, потому что обезболивающие не помогали, не проходила головная боль», — начала своей рассказ рижанка. Целых три дня с помощью таблеток Кристина боролась с происходящим, а когда она проснулась среди ночи от невыносимой боли, то почувствовала, что онемело лицо и ей стало тяжело ходить… Но редкий человек тут же бросается за помощью врачей, тем более что на двое стояла ночь, и Кристина не была исключением — она решила почитать о симптомах в Google. Поисковая система ее обнадежила — мол, ничего страшного, тем более что у Кристины были проблемы со спиной, и она подумала, что, может, это что-то невралгическое. Успокоившись, девушка легла спать. Но спокойствие было недолгим — вновь проснувшись, она обнаружила, что даже сидеть не может! Чувство равновесия было потеряно. Стало понятно, что дело серьезное. «Мы с другом вызвали скорую помощь, они приехали и начали решать, везти меня в больницу или нет, потом поняли, что все-таки надо везти, — продолжает Кристина. — Привезли меня в Gaiļezers, там весь день проводили разные обследования, были подозрения и на опухоль, и на энцефалит, делали пункцию, делали компьютер, но ничего не показывало, в чем причина. Меня оставили в невралгическом отделении, на следующее утро пришла заведующая, которая приняла решение срочно меня на МРТ отправить». Только после этого стало понятно, что у Кристины был инсульт — образовался тромб, произошло расслоение сосудов. Однако обследования не нашли никаких предпосылок… «Есть ряд заболеваний, которые могут способствовать: проблемы с сердцем, сахарный диабет, но ничего такого не было обнаружено, не смогли понять причину. Единственное — у меня в предыдущем месяце было очень много стресса, нервов, я стала хуже спать, последние ночи просыпалась и какие-то тревожные мысли были», — поделилась своим опытом Кристина.

Но был и плюс! В молодом возрасте многое гораздо легче переносится, поэтому восстановление протекало достаточно быстро. Кристина около двух недель провела в больнице, а лучше ей стало уже через неделю: она начала ходить, онемение лица тоже прошло спустя дней семь. Немаловажную поддержку в сложный период оказали близкие — мама, друг, с которым она жила, подруги — все они часто навещали Кристину в больнице, поэтому девушка чувствовала заботу, а это — бесценно!

После инсульта Кристина много времени провела, гуляя со своей собачкой Бэллой. Это был отличный повод больше времени быть на природе (Фото: из личного архива)

Эти дни в клинике не прошли даром — у Кристины была возможность многое переосмыслить. Главный вывод, который она сделала, — никакие проблемы не стоят того, чтобы сильно переживать, потому что нервы напрямую связаны со здоровьем. «Начинаешь ценить очень простые вещи, которые всегда воспринимаешь как данность: свое здоровье, возможность ходить и говорить», — радуется Кристина. Она смогла полностью восстановиться — сегодня об инсульте напоминает лишь легкое чувство онемения в ноге, которое не ушло даже после приема лекарств и физиотерапии. «В моем случае это было не как наказание, а скорее какой-то урок, чтобы немножко по-другому строить свою жизнь, ценности, быть более спокойной и меньше переживать», — говорит о своей новой жизни Кристина. И к ее словам стоит прислушаться!

Lasāmgabali