Реклама закроется автоматически через 15 секунд
На портал
Shutterstock

"Ласкаво просимо до Туреччини!"* На рынок Латвии вышел украинский туроператор

9 июня 18:35
Елена Власова
Почему украинские стюардессы носят кроссовки? Изменились ли турецкие курорты после начала войны в Украине? И как на них уживаются российские и украинские туристы?

Этой весной на латвийский рынок вышел украинский туроператор JoinUp! и его младшая сестра, авиакомпания SkyUp Airlines. Мы проинспектировали их первый рейс из Риги в Турцию и поговорили с их представителями о войне, мире и о том, возможен ли сегодня безмятежный отдых.

* "Добро пожаловать в Турцию!" (укр.).

Турфирма с персональным авиапарком

Несмотря на то, что в войне с Россией большинство латвийцев поддерживают именно Украину, отношение к украинскому туроператору у нашей публики поначалу было довольно осторожным. Что конкретно настораживало людей, они формулировали весьма туманно: “Ну мало ли что… Все-таки в Украине идет война”.

Тем не менее, первый же рейс JoinUp! из Риги в Анталью оказался забит пассажирами под завязку. Видимо, решающую роль сыграла приятная цена на туры, которая, в свою очередь, обусловлена тем, что у компании есть свои самолеты. Вы удивлены? Да, в Украине такое оказалось возможным: в 2018-м году, не найдя приемлемого для себя авиаперевозчика, владельцы JoinUp! решили проблему радикальным способом, создав собственную авиакомпанию SkyUp Airlines. Тут стоит заметить, что это частный бизнес, он принадлежит одной украинской семье, и вопросы здесь решаются быстро и нестандартно.

Фото: SkyUp

Задуманный как чартерный перевозчик для клиентов “материнской” турфирмы, SkyUP Airlines со временем стал выполнять роль полноценной авиакомпании-лоукостера. Его флот увеличился до 11 самолетов, а география маршрутов расширилась до 50-ти направлений, включая такие экзотические, как Занзибар и Мальдивы.

Прибалтики среди этих маршрутов не было, и в тот день, когда SkyUP впервые летел из Риги в Анталью, он вообще впервые оказался в Риге.  Пассажиры, ожидавшие посадки на этот рейс в рижском аэропорту, могли наблюдать редкое явление – украинский самолет с непривычным для наших широт веселеньким ярко-оранжевым логотипом выруливал на посадочную полосу, а его с двух сторон обливали водой из пожарных шлангов. Это была не гигиеническая процедура, а старая авиационная традиция: таким ритуальным омовением встречают самолет, впервые прилетевший по новому маршруту.

Тот самолет, кстати, немного опоздал – в небе Польши, откуда он прилетел в Ригу, образовалась пробка. Впрочем, сейчас это нередкое явление для многих аэропортов Европы: из-за того, что самолеты вынуждены менять свой маршрут и облетать территорию Украины, России и Белоруссии, расписание часто “проседает”.

Улететь от войны

Итак, у авиакомпании SkyUp Airlines на сегодняшний день 11 самолетов – все новенькие “боинги”. И практически все они сейчас находятся вне Украины. “Еще до начала российского вторжения большая часть наших самолетов находилась за пределами страны, – рассказывает руководитель отдела Product Marketing Join UP! Екатерина Артюх. – Это было связано с решением лизингодателей, которые оценивали риски начала войны как очень высокие. На территории Украины остался только один борт, который не успел покинуть воздушное пространство. Но он не поврежден, и представители авиакомпании ожидают, что появится возможность вывезти и его”.

Буквально в первые дни после начала войны представители SkyUp Airlines обратились к мировому авиасообществу, предложив в аренду свои самолеты и экипажи. Компания начала выполнять эвакуационные, гуманитарные и грузовые рейсы вне Украины, а кроме того, продолжила развивать свои иностранные отделения – молдавское, прибалтийское и казахстанское. “В компании понимали, что нужно продолжать работать, сохранять 1300 рабочих мест, платить налоги, поддерживать экономику страны”, – говорит Екатерина.

Выход на рынок Балтии украинский туроператор планировал уже давно, и начавшаяся война лишь ускорила этот процесс. Пока из Риги, Таллинна и Вильнюса самолеты SkyUp Airlines летают только в Турцию, однако, к сентябрю добавятся еще два направления – Греция и Египет, а затем, возможно, и более экзотические маршруты.

Фото: SkyUp

Лично я про авиакомпанию SkyUp Airlines впервые услышала летом прошлого года, когда на весь мир прогремело сообщение о том, что ее стюардессы получили в качестве форменной обуви… кроссовки. Такое в истории гражданской авиации произошло впервые: во всех других авиакомпаниях стюардессы обуты в классические туфли-лодочки на каблуке. И это была не просто погоня за трендами. Как известно, варикозное расширение вен – профессиональное заболевание стюардесс, и украинская авиакомпания решила заблаговременно позаботиться о своих сотрудницах, выбрав модель кроссовок с максимально высокой воздушной подушкой по всей длине подошвы – Nike Air Max 720.  Одежда у стюардесс этой авиакомпании тоже очень комфортная – трикотажные брючные костюмы. Цвет униформы, как и фирменный цвет самой авиакомпании, – ярко-оранжевый, вызывающий ассоциации с “оранжевой” революцией в Украине.

Вся жизнь в одном чемоданчике

Поднявшись на борт SkyUp Airlines, мы оказались в обществе очень милых и заботливых украинских стюардесс. Разумеется, нас интересовало, как они переживают войну и какие чувства испытывают вдали от родины.

Вот их рассказы.

"Мы находились в Киеве, вскоре должны были лететь в Шарм Эль Шейх. Утром услышали взрывы – началась война. Я быстро собрала все самое необходимое – никогда не думала, что вся моя жизнь может уместиться в одном небольшом чемоданчике, – и отправилась во Львов. А там мирная жизнь: работают рестораны, люди прогуливаются по торговым центрам, – ощущение какого-то сюрреализма. Работы не было и о ней первое время никто не думал. Все помогали друг другу, чем могли. Спустя месяц авиакомпания вызвала меня на работу. Спустя полтора месяца мы поднялись в небо. Сейчас мы находимся в длительной командировке, летаем между Ригой, Вильнюсом, Таллином и европейскими курортами. Стараемся работу перераспределять так, чтобы у всех бортпроводников была возможность заработков. И очень тоскуем по Украине, в которую теперь неизвестно когда сможем попасть. Зато теперь, вдали от родины, мы стали по-новому воспринимать украинские песни – слушаем их и не можем наслушаться…”.

“В первые дни войны был сформирован волонтерский батальон SkyUP, куда я тоже записалась. Не хотела, как моя мама, сидеть дома и рыдать сутки напролет. Я решила, что заняться делом и начать оказывать помощь тем, кто в ней нуждается, – это лучшее лекарство от страха и депрессии. Мы раздавали в бомбоубежищах пледы и медикаменты, дарили детям игрушечные самолетики – все это предоставила наша авиакомпания. В SkyUP есть штатный психолог, он работал с теми, кому требовалась психологическая помощь. Мои коллеги-бортпроводники  оказались кто где – многие стали беженцами. Но спустя месяц компания всех нас нашла и предложила работу. С тех пор мы снова в небе. Только вот мальчиков среди бортпроводников почти нет – они остались защищать родину… С российскими экипажами мы практически нигде не пересекаемся, а если такое в каком-нибудь аэропорту и случится, думаю, никаких конфликтов у нас не будет. Все-таки работники авиации – это особая каста, нас связывает небо, и профессиональная солидарность у нас выше любых политических разногласий”.

В Анталье все спокойно…

На вопрос, почему для своего дебюта в Латвии украинский туроператор выбрал именно турецкое направление, ответ был простой – “Потому, что оно у вас самое востребованное”. А я-то, наивная, думала, что турецкого отдыха наш турист уже давно наелся. Оказывается, нет.

Фото: Shutterstock

Только не подумайте, что я против Турции. Как раз наоборот. Я и сама там прекрасно отдохнула лет шесть назад. А до этого была в Турции лет 15 назад, и теперь увидела, как многое в этой стране изменилось (а что-то, к счастью, не изменилось вовсе). Персонал выучил иностранные языки, приобрел европейские манеры и, в отдельных случаях, даже лоск. Но сохранил приветливость и радушие – искреннее, а не показное. Турки ведь действительно невероятно гостеприимны – вне зависимости от того, оставит им гость  чаевые или нет.

Фото: Елена Власова

Приятным открытием стала и европеизация турецких манер. Сегодня на улицах Антальи блондинкам уже никто не кричит вслед “Наташа, иди сюда!”. Конечно, чисто мужской интерес к европейским женщинам у турок никуда не делся, просто навязчивости, откровенных заигрываний и смачных присвистываний стало гораздо меньше.

Фото: Елена Власова

Украинка Катя, работающая аниматором в одном из пятизвездочных отелей Кемера, честно призналась, что у нее есть турецкий бойфренд и в Турции ей спокойно и комфортно. Ну, разве что иногда ощущается ревность со стороны местных женщин. А вот ее родственники в Киеве до недавнего времени были уверены, что она тут чуть ли не в публичном доме работает. Даже ее мама сомневалась, пока не приехала сюда и не посмотрела на все своими глазами. Ну, теперь-то она рада, что дочка в безопасности. Проблема теперь у Кати в другом – ей часто приходится общаться с туристами из России, а это для нее морально нелегко. Но работа есть работа, надо держать лицо… О драках между русскими и украинцами на турецких курортах Катя слышала, но подробностей не знает. Вокруг этой темы сейчас гуляет слишком много слухов и мифов. А как им не гулять, когда в Турции можно смотреть одновременно и российские, и украинские телеканалы, а в отелях all inclusive спиртное течет рекой…

Фото: Елена Власова

Представитель популярного в Кемере отеля Akka Alinda рассказал о том, как события последнего времени повлияли на его бизнес: “Среди наших постояльцев традиционно много как русских, так и украинцев. В первые дни войны наш отель дал временное убежище нескольким украинским туристам, которые не смогли вернуться на родину. Об этом моментально стало известно во всей округе, и нас завалили подобными заявками, причем не только от украинцев, но и от русских, которые не захотели возвращаться в Россию. Но долго это продолжаться не могло: бизнес есть бизнес, мы не можем бесплатно селить всех желающих. В итоге на нас обиделись и те, и другие… А вообще, ситуация, конечно, сложная. Турция, как и вся Европа, поддерживает Украину, но и с Россией у нас давние связи, которые не так просто разорвать…”.

Фото: Елена Власова

Маша из Винницы уже несколько сезонов работает в Турции гидом. На ней флисовая кофта с надписью “Ukraine” в сине-желтых цветах национального флага. “Ко мне довольно часто подходят туристы из России, – говорит девушка. – Поддерживают, подбадривают, говорят: “Вы не думайте, не все русские за Путина, мы против войны”. И у меня нет оснований им не верить – их ведь никто не заставляет делать такие признания. В Турции русских по-прежнему много, несмотря на то, что теперь путевки им обходятся дороже. А вот поток украинских туристов, естественно, заметно снизился. Чаще всего здесь можно встретить тех, кто еще до войны уехал работать в Европу. Сама я войну я встретила в Киеве – в соседний дом попал снаряд. Потом было бегство в Польшу, сумасшедшие пробки, 13-часовой путь, на который в мирное время уходило 3 часа… В Польше меня и нашли представители украинской турфирмы, а с началом сезона я приехала в Турцию. Отношение к войне здесь двоякое. Некоторые турецкие компании отказываются иметь дело с Россией, но многие не хотят терять русских клиентов – это существенный кусок рынка. В целом атмосфера спокойная, как будто в Европе и нет никакой войны…”.

Фото: Елена Власова

Не надо забывать, что у Турции хватает и своих собственных проблем – экстремисты, курды, сирийские беженцы, инфляция… Но на курортах все эти темы, как, впрочем, и российско-украинская война, не обсуждаются и не ощущаются совершенно. Здесь другие проблемы. У отдыхающих – не сгореть на солнце в первый же день. У гидов – вписаться в экскурсионный график и успеть на обед (заповедь турецких гидов: “Пропущенный обед – позор для страны”). У барменов – не перепутать эспрессо с капучино, а “Маргариту” с “Космополитеном”.

Фото: Shutterstock

Когда перед тобой стоят мучительные вопросы: “Пойти в хаммам или все-таки еще понежиться на пляже?”, “Что выбрать – прогулку на пиратской яхте или рафтинг?”, “Стоит ли покупать сумочку Chanel, если она так похожа на настоящую и так дешево стоит?” и главный – “Сколько еще невыгулянных платьев у меня осталось?”, – проблемы мироустройства и политических катаклизмов как-то уходят на задний план…

 

Lasāmgabali

"Убитая" парацетамолом печень и смерть от 2,5 промилле: реаниматолог - откровенно о своей работе в Клинике токсикологии и сепсиса

Нравится Комментировать Поделиться

"Я не желаю ни одной девушке пережить то, что пережила я": избитая отцом своего ребенка Кристина делится горькой историей 1

Нравится Комментировать Поделиться