Реклама закроется автоматически через 15 секунд
На портал
Олег Зернов, стиль: Ольга Колотова

Быть женой президента. Эксклюзивное интервью Андры Левите 1

Стиль жизни
15 декабря 2020 года 21:15 15 декабря 2020 года 21:15
 
Ieva
Broka
"Я хорошо понимаю, что ни президентом, ни его женой никогда не будут довольны все. Поэтому нужно просто оставаться собой," - говорит первая леди Латвии Андра Левите.

Если бы Латвия была человеком, каким вы хотели бы его видеть?

Я бы пожелала ему оптимизма. Открытости. И любознательности. Быть может, даже любопытства. Все эти качества обращены в будущее. Знать свою историю, свои корни, но при этом смело смотреть в завтрашний день – это важно как для человека, так и для государства. Когда видишь таких людей, становится легче на душе. И появляется ощущение, что все будет хорошо! Наверное, это везение, но лично мне чаще приходилось встречать оптимистов, чем пессимистов, и это позволяет надеяться на лучшее.

Мы нередко говорим, что, мол, латыши угрюмые, неулыбчивые. Вы долго прожили за границей, вам тоже так кажется?

Да, люди здесь более закрытые, но я не считаю это чем-то дурным. Это может быть связано с нашим климатом и традиционным хуторским образом жизни. Мы много лет провели в Люксембурге, где можно встретить народ со всей Европы. Когда нас там принимали представители какой-нибудь южной страны, то окружали такой сердечностью, что это даже слегка смущало. Человека, которого они видят впервые в жизни, обнимают и привечают как родного. Что до меня, латышская эмоциональная сдержанность мне все же ближе. А долгие темные осенние и зимние вечера даже нравятся – можно спокойно почитать книжку, поразмышлять.

Фото: Олег Зернов, стиль: Ольга Колотова

Что в Латвии есть такого, чего нет нигде?

То, что у многих горожан есть дом в деревне. Это огромное преимущество, тем более во время пандемии. У людей во многих так называемых богатых западных странах возможности в любой момент перебраться поближе к природе нет. Спросите у любого берлинца или лондонца, имеется ли у него сельская резиденция...

Что еще в Латвии уникально, так это Кладбищенский праздник – kapusvētki. Правда, 1 ноября – в День всех святых – и во многих других государствах, особенно в католических, поминают усопших и посещают могилы близких. Но размах совсем другой.

У вас есть сельский дом?

Исторически есть, но это не мой дом, а семейный. Но да – при желании мне есть куда поехать.

Как поддерживаете физическую форму?

Мне нравится ходить пешком. Это мой основной вид физической активности, от работы до дома я добираюсь своими ногами. Сначала планировала ездить на велосипеде, но во время езды нужно внимательно следить за дорожным движением, а когда идешь, можно спокойно думать о чем-то своем. Еще я люблю плавать.

Когда вам хочется побыть на природе, куда отправляетесь?

Мне очень нравятся латвийские природные тропы. Тропы Кемерского болота, болота Тейчи. Стоит оказаться там в осенний туманный день, и ощущение такое, словно ты попал в другой мир. Совершенно удивительны озера Латгалии, Видземская возвышенность... В Латвии вообще очень красиво, это не пустые слова. В выходные мы с мужем часто выбираемся на природу, вне официальных визитов. Просто решаем, куда хотим поехать – и вперед.

Фото: Олег Зернов, стиль: Ольга Колотова

Вы работаете в медицинском центре ARS гинекологом. К вам на консультацию, наверное, длинная очередь выстраивается? Бывают пациентки, которые приходят к вам отчасти и из любопытства?

Поток пациентов регулирует регистратура медицинского центра. Полагаю, часть пациенток попадают ко мне в случае острой необходимости, когда их постоянный гинеколог в отпуске или занят. Есть и те, кто действительно приходит из любопытства, но таких не много.

Вы – специалист широкого профиля: принимаете роды, делаете ультрасонографию, оперируете. Что вам самой доставляет наибольшее удовлетворение?

Конечно, самые замечательные моменты – это роды. Если все прошло без проблем, атмосфера чудесная: все радуются – врач, акушерка, родители… Удовлетворение доставляет и успешно проведенная операция, после которой наступает выздоровление. Что касается онкологии, то это серьезный вызов для науки. Сейчас появилась персонализированная медицина. Это значит, что одну и ту же терапию назначают не всем подряд, а для каждого конкретного человека подбирают наиболее подходящую. Раньше при диагнозе «рак» непременно проводили химиотерапию. Теперь уже доказано, что многим пациентам эта процедура не нужна и даже вредна. Поэтому индивидуальный подход наиболее эффективен.

Вы сразу выбрали для себя медицину или были и другие варианты?

В школе я мечтала стать метеорологом. Мне всегда нравилось наблюдать за погодой и слушать прогнозы синоптиков. Но метеорология неразрывно связана с физикой, и это меня немного пугало. На медицинском факультете физики все-таки было поменьше.

Правильно ли латвийские женщины следят за своим здоровьем?

За то время, что я работаю в системе латвийского здравоохранения, я отметила, что да, есть женщины, которые проходят ежегодную проверку здоровья, не имея при этом жалоб на самочувствие. Это замечательно. Но бывают случаи, когда я с первого взгляда вижу, что у пациентки злокачественное образование. В основном это женщины старшего возраста. С наступлением менопаузы они зачастую перестают посещать гинеколога, считая, что, раз они не могут больше забеременеть, то и нужды такой нет. В этот период нередко появляются хронические заболевания, требующие контроля и лечения: повышенное кровяное давление, диабет. С этим обращаются к семейному терапевту, но внимательный врач поинтересуется и теми возможными недомоганиями, на которые женщины особо не жалуются. В противном случае болезнь может перейти в запущенную форму.

Из бесед с коллегами я поняла, что в Латвии многие не хотят вакцинироваться. Я бы настоятельно рекомендовала молодым девушкам делать прививку против рака шейки матки. Причем, сделав первую прививку, не забывать и о необходимости двух последующих (всего их три). К сожалению, так происходит везде: в первые годы после появления новой вакцины спрос на нее сравнительно велик, но со временем о ней забывают, и процент вакцинаций падает. Поэтому медицинские учреждения должны напоминать населению о значимости этого способа профилактики.

Фото: Олег Зернов, стиль: Ольга Колотова

Почему для вас важно продолжать работать по своей профессии и сейчас?

Чтобы не потерять квалификацию, навыки. Это мой мир. Мне нравится работать с пациентами, мне интересно общаться с коллегами, для меня важно продолжать развиваться. Часто спрашивают, пациенты в Латвии чем-то отличаются от других? Нет. Пациенты во всем мире одинаковые – то есть все разные. Есть приятные, вежливые, и есть трудные.

Что входит в круг ваших интересов, помимо медицины?

Литература. Я очень много читаю, пристально слежу за присуждением Нобелевской премии по литературе. Прочитала по крайней мере по одному произведению каждого Нобелевского лауреата начиная с 50-х годов и по настоящее время. Среди авторов прочитанных мною книг есть и лауреаты более ранних лет, например, Сельма Лагерлёф и Кнут Гамсун.

Кого из лауреатов последних десятилетий вы бы выделили особо?

Мне очень понравилась южноафриканская писательница Надин Гордимер. Она писала о трудном пути взросления, о том, как из молодой девушки вырастает опытная женщина, как она преодолевает поворотные моменты своей жизни. Сама будучи представительницей белой расы, она выступала с критикой режима апартеида.

А что вы скажете о белорусской писательнице Светлане Алексиевич, Нобелевском лауреате 2015 года?

Я прочитала ее книгу о женщинах, воевавших в Советской армии во время Второй мировой войны. Думаю, многие из них пошли на фронт ради высоких целей, желая помочь свой стране. Но насколько равнодушными были те, кто определил дальнейшую судьбу этих женщин... Алексиевич наглядно показывает, как система использует себе во благо чувство патриотизма людей.

В какой момент своей жизни вы наиболее остро чувствовали собственную незащищенность?

Когда стало известно, что в Москве произошел путч. И в те январские дни, когда на улицах Риги и Вильнюса появились советские танки.

А какое событие вызывает у вас самые приятные воспоминания?

Как и у большинства женщин – рождение детей. А в контексте исторических событий – падение Берлинской стены. Оно действительно изменило жизни многих людей к лучшему. И, конечно, восстановление независимости Латвии.

С тех пор как вы стали первой леди, в вашей жизни, наверное, появилось много новых правил? Вы всегда и со всеми должны быть вежливой, сдержанной...

Я чувствую себя достаточно свободно. На работу хожу одна, никто меня не сопровождает, и свой день, как обычно, выстраиваю сама. Появились, конечно, новые обязанности. А что касается вежливости, то, по-моему, это должно быть само собой разумеющимся для каждого человека. Понятно, что проблемы в жизни могут быть у всех, но нельзя срываться из-за этого на клиентах, пациентах, коллегах или соседях.

Когда вы растили детей? Придерживались какого-то определенного педагогического метода?

Знаете, когда я работала в родильном зале, мне доводилось сталкиваться с будущими мамочками, которые, проштудировав за время беременности десятки книг о родах, заявляли врачу, в какой позе они будут рожать и в какое время суток ребенок появится на свет… В итоге, как правило, все шло не по плану. А другие были более расслабленными, говорили, мол, я полагаюсь на свое тело, на врача и акушера. В результате роды проистекали спокойно, без осложнений. Я хочу сказать, что можно строго придерживаться рекомендаций, но при этом надо иметь в виду, что это не гарантирует ожидаемого результата.

На что тогда способен повлиять сам человек?

Это уже вопрос из области философии и нейронауки. Обладает ли человек свободой воли? Насколько мы зависим от окружающей среды и в какой степени наше поведение определяется генами? Человек подвергается влиянию извне, часто даже не подозревая об этом. Например, перед рождественскими праздниками в магазине приятно пахнет корицей. Человек задерживается у прилавков и покупает больше, чем изначально хотел. Он думает, что это его свободный выбор, но на самом деле это следствие маркетингового хода, который воздействует на его подсознание.

В чем проявляется ваша свобода воли?

Думаю, проявлением моей свободной воли стало решение изучать медицину. Это был действительно мой выбор.

Есть ли в вашем гардеробе вещи-долгожители?У меня таких несколько. Стараюсь покупать качественную одежду, которая будет носиться долго. Обращаю внимание, во-первых, на материал: это может быть шерсть, хлопок, шелк, иногда лен (с учетом того, что он мнется), во-вторых, на покрой: платье должно позволять свободно двигаться и должно быть качественно пошито.

Насколько для вас важен ваш внешний вид?

Полагаю, это входит в число моих обязанностей – выглядеть ухоженной. Чтобы одежда была подходящей модели и из качественных тканей. Модными марками я не увлекаюсь. Выбираю то, что нравится мне. Например, люблю цвета – хотя есть оттенки, которых я избегаю, например, оранжевый или ярко-розовый.

Иногда с грустью смотрю на молодых девушек, которые именно сейчас, в юности, могли бы позволить себе носить что угодно, но предпочитают черное или серое. В Латвии это еще не настолько бросается в глаза, а на западе сплошь и рядом. Действительно жаль.

А что вы носили в юности?

Моя юность пришлась на конец 70-х. С сегодняшней точки зрения тогдашняя мода была верхом безвкусицы. Пестрые цветастые рубашки, клеши, синтетические ткани, огромные платформы. И, конечно, я все это носила.

Богемный период у вас тоже был?

Студенческой жизнью я насладилась в полной мере: жила в общежитии, денег вечно не хватало, нужно было думать, как дотянуть до конца месяца. Успевала не только веселиться, но и учиться, успешно экзамены сдавать. Я бы каждому молодому человеку пожелала вкусить этой студенческой вольницы, со всеми ее плюсами и минусами.

Кого бы вы назвали иконой стиля?

Опять же не буду оригинальной: самые красивые женщины в моем понимании – Жаклин Кеннеди и Одри Хепберн. Они безупречны. Красавиц немало и в обычной жизни. Иной раз, бывает, приходит пациентка, и невольно подумаешь – какое великолепие! Уверена в себе, одета стильно, без излишеств...

Вам вообще не нравятся эксцентричные люди?

Миру нужны и экстраверты, и эксцентрики. Но важно, чтобы эксцентричность не была наигранной, всего лишь пустой оболочкой, под которой ничего нет. Эксцентриком, например, был Фредди Меркьюри, который мне очень нравится. У него это шло изнутри.

Что может вас растрогать до слез?

Часто в родильном зале молодые отцы вдруг начинают плакать от счастья. Эти слезы способны заставить расплакаться меня саму... А мамочки после родов обычно настолько измучены, что у них даже нет сил заплакать... Рождение ребенка – это чудо. Казалось бы, я за свою жизнь уже столько родов приняла, но всякий раз – это чудо.

Как вы считаете, сколько детей должно быть в семье?

Идеальной цифры нет, все зависит от обстоятельств, желаний и возможностей родителей. Женщине всегда непросто принять решение о рождении ребенка. Французский философ и феминистка Элизабет Бадинтер исследовала миф о материнстве и отметила: те, кто осознанно выбирает жизнь без детей, сталкиваются с осуждением общества, их упрекают в неисполнении своей материнской миссии. В то же время женщин, которые не могут иметь детей, но страстно хотят этого и делают все, чтобы забеременеть, окружающие тоже пытаются вразумить: дескать, смирись, твоя одержимость ребенком – это уже ненормально. Бадинтер очень точно описывает, как женщине приходится справляться с этой проблемой.

Есть в мире место, которое вам хотелось бы непременно увидеть или в которое хотелось бы вернуться?

Меня привлекают все мировые метрополии: там насыщенная культурная и спортивная жизнь, там встречаются люди со всех концов света. А из тех мест, где я не была, хотелось бы увидеть Гренландию. Посмотреть, не все ли ледники растаяли. Там, должно быть, даже солнце светит по-особенному.

Что для вас роскошь?

До ковида роскошью для меня были путешествия. Еще считаю роскошью возможность приобрести ту книгу, какую хочется, и не задумываться, как во времена студенчества, можешь ты себе это позволить или нет. Но надо сказать, что я не обязательно иду за книгой в магазин – часто беру в библиотеке. Было бы обидно, если бы вещь, прочитанная лишь однажды, потом просто занимала место на полке. Но вот произведения нобелевских лауреатов я покупаю и храню дома.

Не спросила у вас о современных латышских писателях – кого из них вы бы выделили?

Мне нравится Арно Юндзе, его «Пыль в песочных часах» и «Красная ртуть». И еще Раса Бугавичуте-Пеце – роман «Мальчик, который видел в темноте» я прочитала на одном дыхании.

С кем вы делитесь впечатлениями от прочитанного и увиденного?

Чаще всего с Эгилсом. Это очень важно, когда есть с кем обсудить книгу. Особенно если прочитанное не дает покоя.

Какие качества в своем муже вы цените более всего?

Спокойствие. Безмерное спокойствие, которое от него исходит. Оно дает мне очень много.

Эта работа – быть женой президента – вам дается легко или вы предпочли бы обойтись без нее?

Стоит помнить, что эта «работа» временная – президент избирается на определенный срок. В этом преимущество демократии перед диктатурой, автократией, монархией. Не нужно ждать, пока правитель умрет или произойдет революция. И это одна из причин, по которой я уважаю демократию.

Но что-то пришлось в себе поменять?

Я хорошо понимаю, что ни президентом, ни его женой никогда не будут довольны все. Поэтому нужно просто оставаться собой. Всем никогда не угодишь.

Раньше я могла свободно ходить по улицам, меня никто не узнавал. А теперь узнают. Я стала лишний раз оценивать, стоит ли вообще посещать то или иное место, обязательно ли мне присутствовать на конкретном мероприятии или можно без него обойтись. Но эти ограничения никто на меня не накладывал. Я наложила их на себя сама.

Кому-то в трудные минуты помогает старая истина: «И это пройдет». А какой жизненный девиз у вас?

«Шаг за шагом».

Что для вас означает этот принцип?

Что надо делать все последовательно. Выделять самое важное и верно расставлять приоритеты. Совершать одно действие за другим, а не хвататься за все и не пытаться решить все проблемы разом. Меня научила этому профессия врача: сначала – острые случаи, потом все остальное. Сейчас во многих больницах пациентов принимают не в порядке очереди, а в зависимости от тяжести ситуации. Врач решает, какой пациент может подождать, а какой нет. Точно так же можно упорядочить свою жизнь – «шаг за шагом» идти к свершению больших дел.


 


 

Рекомендуем

Душещипательные кадры: пес месяц прождал хозяев у сгоревшего дома
Самый полный путеводитель по Лиго: где праздновать, что смотреть, как развлечься? 1
Повар о рецепте латышского холодного супа: "С тем, как его готовят у нас, не может сравниться никто!" 1
Добавить комментарий