Реклама закроется автоматически через 15 секунд
На портал
"За несколько недель до войны мои мысли были в основном заняты предстоящей свадьбой. А потом была ночь на 24 февраля, когда я проснулась от взрывов. Вот так просто", - рассказывает Ольга. (Фото: EPA/Scanpix)

"У меня было дурное предчувствие": рассказ Ольги о бегстве из Мариуполя, русских, латышах и странных интеграционных курсах в Риге

В Латвии
3 мая 09:12 3 мая 2022 года 09:12
  Rus.jauns.lv
Родившаяся и выросшая в Мариуполе Ольга (29 лет) еще в начале февраля усердно готовилась к предстоящей свадьбе, но следующим большим событием в ее жизни стала война. По мере того как атаки оккупантов постепенно сокрушали Мариуполь, Ольга потеряла свой дом, а затем бежала. Уже месяц она живет в Риге с семьей. Впечатления о местной жизни разные - и хорошие, и странные. Не покидает также ощущение, что это просто остановка - даже зная, что родного города больше нет.

В Украине Ольга получила высшее образование и опыт работы как в частном, так и в государственном секторе. Кроме того, у нее был типичный для ее возраста образ жизни — работа, путешествия, спорт, садоводство и времяпрепровождение с друзьями.

Тем временем ее мать занималась собственным косметическим бизнесом, а отец был дальнобойщиком, работая в одной из крупнейших логистических компаний в Латвии. До конца февраля Ольга также работала в Украинском Красном Кресте в качестве специалиста по международному гуманитарному праву.

"Никогда не думала, что  своими глазами увижу прямо рядом, как нарушаются абсолютно все эти права", - говорит украинка. Далее мы публикуем рассказ Ольги о том, как для нее и ее семьи началось агрессивное вторжение России в Украину.

"Только вечером мы поняли, что действительно началась война"

За несколько недель до войны мои мысли были в основном заняты предстоящей свадьбой. А потом была ночь на 24 февраля, когда я проснулась от взрывов. Вот так просто.
Надо сказать, однако, что эти шумы стали довольно регулярным явлением под Мариуполем с 2014 года и не вызвали у меня немедленной тревоги.

Раньше я ходила в спортзал по вечерам, поэтому утром взяла свою спортивную сумку и пошла к машине, чтобы ехать на  работу. У меня было нехорошее предчувствие... Я позвонила начальнику и сообщила, что, скорее всего, опоздаю. Упаковала все свои документы, одежду, лекарства, кое-что из еды, запасы воды.

Перед отъездом я предупредила маму, что привезу кошку и оставлю ее у нее. Мы не смогли особо работать в офисе. Кто-то пытался шутить над происходящим, другой не скрывал своего беспокойства. На обратном пути к маме я купила еще кое-что в магазине. По большей части мы были уверены, что будет так же, как в 2014 году, несколько дней постреляют и все. Но в ту ночь мы поняли, что действительно началась настоящая, открытая война.

На следующий день мой жених, которого в то время не было в стране, как и мой отец, потребовали, чтобы мы уехали из Мариуполя. Я согласилась, а мама нет. Поэтому мы с 13-летней сестрой 24 первых дня войны провели в Мариуполе.

"Интернет не нашла, но - две картошки нашла"

С  25 февраля мы, если и спали, то с ощущением тревоги, все время ожидая сирены, которая сообщает о надвигающейся бомбардировке. На следующее утро я решила добраться до своего дома, чтобы взять все необходимое, чтобы быть готовой к отъезду из города. Моя мать не была в восторге от моих планов, но она поехала со мной, чтобы взять ингредиенты для коктейлей Молотова. На данный момент в Украине мы называем их Бандера-смузи.

Улицы были пусты. Почти несуществующее движение по-прежнему регулировали светофоры. Проезжие части изредка заполнялись каким-то общественным транспортом, который был полезен тем, кто все-таки ездил на работу - в магазины, аптеки, на фабрики.

К полудню 26 февраля было уже поздно безопасно уезжать из города. Со 2 марта начались проблемы с электричеством и связью, Интернетом. Через несколько дней люди начали заниматься открытым мародерством, а отделение Украинского Красного Креста было уничтожено. 11 марта мы попытались найти в городе место, где мог быть Интернет, чтобы сообщить отцу, что у нас все хорошо. Ходили слухи, что около маминого дома, в центре города, еще можно было поймать одну полоску зоны.

Мы поехали туда, несколько раз побывали в опасной близости от обстрелов, я не смогла найти Интернет, но нашла две картошки на дороге! Сейчас это звучит глупо, но в тот момент была такая радость. Удалось также легальным путем получить и другие полезные вещи. Хорошо, что так, ведь об ограблении магазинов мы и думать не хотели.

Я не забуду, как 14 марта к нам пришел человек, который спросил, где он может похоронить своего умершего отца, он погиб при обстреле, его сын собрал различные части тела отца... Смрад от трупов на улицах был неизбежен, но холод немного улучшил ситуацию. Через два дня снаряд упал в метрах 30-ти от маминого дома.

Еще через два дня мы все-таки уехали из города. Какое-то время я ненавидела себя за то, что русские бомбили мой дом, а я ничего не могла с этим поделать.

3000 километров в сторону чужбины 

По дороге в Запорожье мы ехали вшестером в одной машине - я, мама, сестра, два соседа с дочерью. Были и домашние животные - кошка и морская свинка. У меня было 50 литров топлива. Приехали в город с последним литром топлива, проехав 22 русских поста. Нас не грабили, даже особо не проверяли. Четырехчасовое путешествие на этот раз заняло семь часов. У друзей дела обстояли не так хорошо, они рассказывали о проверках, грабежах и тому подобном. Увидев пост украинских вооруженных сил, я расплакалась.

Отец настоял, чтобы нашей конечной целью была Рига. Сюда мы прибыли вечером 29 марта, проехав в общей сложности 3000 километров. Уже в тот вечер на меня что-то нахлынуло и я начала искать возможности вернуться в Украину, интересовалась билетами. Друзья убедили меня остаться в Латвии с мамой и сестрой. 30 марта удивило нас снегом и холодом. У нас действительно не было подходящей одежды для этого климата.

День начался на улице Калькю 1, где мы оформляли документы и получили помощь, включая билеты на общественный транспорт, билеты в зоопарк, сим-карты и финансовые ресурсы - 50 евро. Все здесь были такими дружелюбными и открытыми. И тут у нас был первый контакт с одним из местных русских. Это все было довольно забавно - мне звонит мужчина и говорит по-русски, что нам всем сейчас надо идти к нему, что мой отец все знает.

Им оказался коллега папы. Позже я узнала, что жена этого человека из Украины. Оба приехали сюда в советские годы, но остались после восстановления независимости Латвии. Мы не говорили о войне, у нас были достаточно разные мнения.

На следующий день мне позвонили и сообщили, что есть люди, которые хотели бы дать нам квартиру. Так я познакомилась со своими первыми латышскими друзьями, они моментально сломали стереотип "закрытого в себе латыша". Эта семья также помогла мне найти работу, в настоящее время работаю в администрации отеля в ночную смену. Часто бывает стыдно, что я не могу общаться на латышском, и мне приходится просить гостей говорить по-английски или по-русски. Коллега моего отца на мгновение забеспокоился, думая, что нас пытаются обмануть с этой квартирой. Он поехал сам туда и убедился, что все действительно хорошо.

"На интеграционных курсах мне сказали, что все латыши разбежались бы, если бы началась война"

С поиском квартиры пока что не все так гладко. Было несколько отказов на том основании, что мы из Украины. Я понимаю, что люди переживают, что мы вдруг решим вернуться домой. 

Я бы посещала и интеграционные курсы, чтобы лучше понять историю, общество и жизнь Латвии. Однако должна сказать, что я немного разочарована этим проектом. Всего было три лектора. Мы обсуждали историю, культуру, различные социальные вопросы, образование, текущие события в сфере здравоохранения и тому подобное. Первый лектор фактически повторила то, что мы уже узнали на улице Калькю 1.

Вторая женщина... была, мягко говоря, странной. Во-первых, она вообще никак не представилась. Мы проговорили несколько часов, после чего я наконец поняла что-то о налоговых делах. Хуже всего было, когда она затронула тему войны в Украине. Женщина пыталась утверждать, что если Россия начнет войну с Латвией, латыши тут же разбегутся. Я была шокирована. Понимаю, что у каждого может быть свое мнение, но эта женщина все-таки представляет Латвию, разговаривая с беженцами, которые приехали сюда за миром и стабильностью.

А последний лектор была настоящим сокровищем - мы часами слушали ее рассказы об истории и культуре, в итоге так понравилось, что хотелось послушать еще.

Рекомендуем

"Самое прекрасное видео в мире": ролик с собакой и бабочками набрал почти 19 млн просмотров
Визит женщины и ребенка к стоматологу в Риге превратился в кошмар
Дети из Риги просят забрать их из семьи: мать не защищает от пьяного агрессивного сожителя
Добавить комментарий