Реклама закроется автоматически через 15 секунд
На портал
Экс-министр благосостояния Латвии Рамона Петравича (Фото: LETA)

Экс-министр благосостояния: о латвийской политике и о том, о чем не могла сказать раньше

В Латвии
8 июля 12:02 8 июля 2021 года 12:02
 
К сожалению, так бывает, что только после «ухода» с поста высокопоставленного чиновника люди начинают понимать, узнавать, какую роль они сыграли в политической жизни страны. Что они делали реально? За что боролись? Какие документы подписывали… Но, почему же в их «бытность» никто и ничего об этом не говорил? Что на самом деле происходило в министерских кабинетах? Специально для Балтийского бюро портала «Аргументы Недели» депутат Сейма Латвии, экс-министр благосостояния Рамона Петравича.

Рамона, а как вы «пришли» в политику? Чем она вас могла заинтересовать?

Я и не думала о политике… А думала о медицинском институте, но, увы, на вступительных экзаменах не набрала одного бала – расстроилась. Но мне очень нравилась еще химия и я решила, что попробую свои силы на этом поприще: мне повезло! Я поступила в Рижский Политехнический институт (РТУ) на химический факультет, по специальности «химическая технология биологически активных соединений». Если вспомнить, то время - оно было сложное: восстановление независимости, жизнь полностью менялась и многие задавали вопрос: «Как жить? Что делать?» Мы с супругом жили в районе Латвии – Добеле (административный центр Добельского края Латвии - прим. «АН).  Вы помните, что в те годы, районы Латвии были в очень «плачевном» состоянии: местные магазины, школы и другие учреждения просто закрывали. А жить же нужно было! На свой страх и риск… подумали с супругом и решили открыть небольшой поселковый магазин. Я не родилась с золотой ложкой во рту, да и муж мой из обычной семьи – помогали себе сами! Взяли кредит и открыли маленькое «сельпо»… Я сама стояла за прилавком, а муж мне доставлял продукты… Помню, когда выплатили все деньги, то я сказала супругу: «Теперь мы можем все это съесть!» Все делали сами: помню такой случай, когда оставили нашего маленького сына с бабушкой и уехали по делам… Возвращаемся, а дома тихо и свет не горит – испугались! Оказывается, бабушка зашла в туалет и, видимо, заел замок – она и сидела там, а малыш рядом… «охранял бабушку». Это сейчас выглядит весело, но тогда… сердце разрывалось. Потом так случилось, что мы переехали в Салдус (район Латвии). Там была хорошая общеобразовательная школа для детей (у меня сын и две дочери). И вот ирония судьбы! Школу закрыли! На этом терпение мое закончилось: ко мне пришла знакомая, мастер маникюра, и рассказала, что создается новая партия из активных людей, которым небезразлично будущее наших детей, и будущее регионов Латвии. Я разыскала информацию о партии в интернете и написала письмо… Объяснила, что хочу принять участие в жизни страны… Мне ответили…

Экс-министр благосостояния Латвии Рамона Петравича (Фото: LETA)

Рамона, в 2017 году на муниципальных выборах в Салдусской волости были избраны депутатом… А потом уже был Сейм?
 

Да, это так. Я все делала «тихо»… Даже муж ничего не знал. Увидел меня по ТВ и очень ругался: «Зачем тебе все это? Зачем политика?» Я все выслушала и стала решать проблемы в своем регионе: я знаю жизнь маленьких городов Латвии, сел, деревень… Я знаю, что хотят люди, о чем они думают… У меня стало получаться. Вот тогда и мой супруг «оценил»…

Но работать в регионе и быть министром благосостояния всей Латвии – другое дело! Вам было элементарно страшно? А вдруг не справитесь?


Не было у меня времени бояться, а нужно было работать! На мой взгляд, самая сложная область – благосостояние людей. Но министр – человек не особо всесильный – есть свои правила… Например, чтобы более-менее привести в порядок «финансовую сторону» инвалидам, пенсионерам, малоимущим, то нужны, как я подсчитала с командой, более 40 миллионов… Это на первое время… Но никто мне их не дал! Ни правительство, ни министерство финансов, а просто сказали: «Нет! А в следующем году что будешь делать?» Я получила мизерную часть, но пенсии по инвалидности (минимальные) увеличились, изменилась финансовая составляющая для пенсионеров, упразднила всю «бумажную» волокиту для ассистентов инвалидов… Я рада, что это мне удалось сделать.

У вас были «завистники»? Те, кто не хотел вас видеть в кресле министра?

Были… Простите, я не буду называть имена, но один «товарищ К» очень хотел получить мое место: ходил по Сейму и всем говорил, что скоро это будет его место – не получилось. Я же совсем не стремилась на пост министра, а хотела помочь, особенно, незащищенным слоям, простите… пенсионерам, малоимущим, инвалидам. Ситуация с коронавирусом очень усложнила жизнь людей: потеря работы, небольшие пособия, много документов, которые следует собрать… Ко мне обращались люди за помощью: писали в ФБ, лично присылали письма – рассматривала, решала, принимала меры. Был такой случай: в одном доме престарелых стали пропадать продукты, одежда для пожилых людей… простите… сейчас расскажу…

[В этот момент показалось, что сильная женщина Рамона Петравича сейчас… расплачется… боль была в глазах…]

Эти бабушки, дедушки платят за пансионат, и у них от пенсии остается 10-15 евро всего… Как можно же красть у них продукты, их одежду? Они же чьи-то родители! Да и все мы будем пожилыми людьми!

И как вы решили эту проблему?
 

Уволила директора! Объявила конкурс, просмотрела все CV тех, кто подал документы… Сегодня там работает порядочный человек! Я держу руку «на пульсе».

Насколько вы сами и самостоятельно принимали решения? Были те, с которыми вы не были согласны?
 

Конечно! Я не могу сказать, что была удобным министром: спорила, доказывала, отстаивала, не меняла своих решений. Например, я была против, когда нашей латвийской национальной компании потребовались огромные деньги, потом еще… Я не поддержала эту идею. Люди находятся практически около черты бедности, а тут 250 миллионов евро – куда? Повторяю, я не поддержала… Ко мне приходил г-н Гаусс, показывал бизнес-планы, «обещал», что все скоро наладится и мы будем «в прибыли», но своего мнения я не изменила! Я вижу ситуацию в стране! В первую очередь – люди! Так же меня и пытались уговорить насчет нововведений Стамбульской конвенции: я просто задала вопрос: «А бороться без официальной бумаги нельзя с насилием?» Но, видимо, нужна была «бумажка» официальная, чтобы легче, например, изымать детей… Могу только предположить о состоянии такого «рвения».

А как вы оцениваете письмо, которое подписал премьер-министр Кришьянис Кариньш против закона в Венгрии?
 

Я думаю, что выбор сексуальной ориентации – личное дело, а принятие законов о запрете «навязывания» подобных идей – личное дело того государства. Я подписала письмо против того, что г-н Кариньш выступил от всей Латвии. У меня иное мнение! И я его озвучила.

О чем жалеете?
 

О многом… К сожалению, министр – человек зависимый. И не дай Бог… иногда иметь свое мнение, которое не совпадает с мнением других высокопоставленных…

Как восприняла ваша семья отставку?
 

Моя семья – отрада. С дочками – подружка. Они приняли это, поддержали, успокоили…

Рамона, почему же раньше вы ничего подобного в интервью не рассказывали?
 

У нас много чего нельзя было делать: рассказывать о том, что происходит на заседаниях, даже высказывать напористо свое мнение… Просто при таких условиях работала пресс-служба. Эта система при нынешнем правительстве… Видите, я уже не министр, а только депутат. Из политики не ушла, а свои планы буду продвигать в Сейме! Я так решила!

Рамона, сильная женщина умеет плакать?
Конечно…

Плакали на заседаниях Сейма?
Сказать?
 

Да!
Плакала тогда, когда принимали закон об ограничениях в магазинах! Представьте себе, что человек, который живет за пять-десять километров от магазина, в поселке, деревне, за городам… Он приехал в магазин и даже спичек, свеч купить не может! Предметы первой необходимости! А если погаснет свет – что тогда? Сидеть в холоде, в темноте? Я просто «кричала», уговаривала некоторых политиков на заседании, но они не слушали! И я была такая не одна: видела, как эмоционально реагировала Илзе Винькеле (экс-министр здравоохранения Латвии) на все эти «истории» с вакцинацией, но, увы, никто не слушал! Помню, что я решила тогда: раз нельзя купить себе колготки, то приду на заседание в платье и обуви, но с голыми ногами… Хорошо, что отменили запрет на необходимые вещи. Понимаете, свой народ надо чувствовать, знать, как и чем он живет, что думает, и что людям надо. Это же наш народ! Наш, понимаете!?

Татьяна Тимука, argumenti.ru

Связанные новости

"У Стакиса нет времени на поездки, нужно поставить много столбиков": депутат Сейма Юлия Степаненко иронизирует над мэром
"Призываю каждого прикрепить желтую звезду...": скандальный поступок депутата и адвоката Гобземса имеет продолжение
Один столбик - 1000 евро, а как проехать - никого не интересует: рижане негодуют из-за непродуманных нововведений 8

Мы есть в Telegram, Twitter и Facebook. Подписывайтесь и будьте в курсе всего самого интересного!

Рекомендуем

"Она свела меня с ума": почему принцесса Диана годами не общалась с матерью после своей свадьбы
"Дура от рождения": как в Афганистане поступают с женщинами, которые не могут родить сына
"Срочно ищу возможность заразиться коронавирусом": что грозит рижанину за желание заболеть?
Добавить комментарий