Реклама закроется автоматически через 15 секунд
На портал

Шлесерс публично утирал слезы

Новости
7 сентября 2010 года 18:09 7 сентября 2010 года 18:09
 
Рассказ о тяжелом детстве, любящая жена рядом в трудные моменты, скупая мужская слеза — речь Айнарса Шлесерса прошла в лучших традициях PR.

Только после публикации Kas Jauns Шлесерс решился публично говорить о темных страницах прошлого своей семьи. Kas Jauns пишет, что в 1972 году отец Шлесерса Робертс Лещинскис зверски убил 19-летнюю медсестру. Он безумно влюбился в девушку, однако, получив отказ, схватился за топор... В те времена за подобное преступление грозила смертная казнь, однако Лещинскиса признали психически невменяемым, и ему было назначено принудительное лечение в психиатрической больнице. Странным образом этом не помешало Лещинскису позже работать шофером, но еще более загадочным кажется исчезновение уголовного дела из архивов.

Реагируя на эту публикацию, во вторник после полудня лидер ЛПП/ЛП Айнарс Шлесерс созвал «срочную пресс-конференцию», которая состоялась в офисе объединения «За лучшую Латвию» — фактически это была речь, без вопросов и ответов. Шлесерс прибыл вместе с женой, депутатом Сейма Инесе Шлесере.

«В последние 12 лет, с тех пор как я занялся латвийской политикой, меня изучали, моей жизнью интересовались журналисты и другие члены общества, я отвечал на нескончаемые вопросы. (...) У всех всегда возникал вопрос: почему Айнарс Шлесерс такой успешный? (...) Большая часть общества знает ту часть моей жизни, которая связана с политикой, с бизнесом», — рассказывал Шлесерс, признаваясь, что всегда избегал разговоров про свое детство, только говоря, что оно было тяжелым.

«В детстве меня воспитывали мать и бабушка, все остальное я получил на улице, занимаясь спортом, от друзей, единомышленников, которые были вокруг меня», — сказал Шлесерс. Были и друзья, которые оказались в заключении, один из близких друзей в возрасте 13 лет осужден на 13 лет за ограбление погреба, и его уже нет в живых.

После вступления Шлесерс перешел к главным причинам речи: «В возрасте двух лет, который ребенок практически не помнит, в нашей семье случилась трагедия». Своего отца он увидел только в возрасте пяти лет. «До этого я ничего про него не знал, знал, что он болен, лечится. (...) Когда он вернулся домой, жизнь не была легкой. Этот человек лечился в больнице Саркандаугавы многие годы, о чем мне никто не сказал. (...) Я, будучи маленьким мальчиком, видел, как много лекарств он принимает каждый день. Тогда, когда он принимал их меньше, он становился очень агрессивным. В возрасте семи лет, когда он поднял на меня руку, бабушка за меня заступилась. Он сказала, что он больной человек и совершил какое-то преступление», — в этот момент голос Шлесерса на секунду дрогнул.

У матери он ничего не спрашивал, так как ей и так было трудно, в семье регулярно появлялись санитары и уводили отца прочь, после чего он возвращался «напичканный лекарствами». Так продолжалось из года в год, маленький Шлесерс, тогда еще Лещинскис, боялся приходить домой, завидовал детям из нормальных семей. Шлесерс выразил огромную благодарность матери, бабушке и крестной матери, смахнул слезу платком.

После речи Шлесерса Инесе Шлесере посвятила мужу восхваляющие слова. Когда пара политиков пропала за дверями, к микрофону немедленно подошел председатель объединения «За лучшую Латвию» экс-президент Гунтис Улманис, сообщив, что пересечена черта.

«Эта информация была доступна», — утверждает Шлесерс, он даже удивился, почему за 12 лет никто ее не использовал. «Если кого интересует правда, эту правду можно было узнать давно, — сообщил он, — цель достигнута, мне действительно больно».

Однако Kas Jauns узнал и кое-что другое. Пока Шлесерс удивлялся, почему никто не узнал все раньше, редакция получила ответ от Государственного архива — копию учетной карточки регистрации уголовного дела. Но само уголовное дело Верховного суда 1972 года №156 и приговор не были сданы в Государственный архив. Также в Екабпилсском зональном архиве отсутствует уголовное дело, согласно которому Лещинскису назначено принудительное лечение. Эти материалы дела странным образом пропали...

В начале августа Шлесерс или создатель его образа создал основательную путаницу в сети микроблогов Твиттер, где лидер ЛПП/ЛП написал: «Лато Лапса и журналисты Patiesā dzīve расспрашивают моих родственников, знакомых и друзей о моих родителях. Могу сберечь им усилия: рабочие, жили на Маскачке, учили меня не сдаваться, любить семью, уважать женщину, противника, защищать слабых, постоять за себя».

Otkrito.lv Фото: LETA

Рекомендуем

Душещипательная драма в Риге: я взял этих девочку и мальчика к себе, а теперь вот так, да?! 2
Повар о рецепте латышского холодного супа: "С тем, как его готовят у нас, не может сравниться никто!" 1
На Лиго и в Янову ночь ожидаются грозовые ливни
Добавить комментарий