Реклама закроется автоматически через 15 секунд
На портал
David Fisher/Shutterstock/ Vida Press

"Я все-таки одолею тебя, проклятая болезнь": трагическая история жизни 23-летнего парня, которого называли "золотым голосом Франции"

15 октября 21:02
Otkrito.lv
Французский певец Грегори Лемаршаль прославился после того, как стал триумфатором местной «Фабрики звезд». Талантливый юноша родился в маленьком городке Ла-Тронш. Когда мальчику было всего полтора года, врачи диагностировали у него кистозный фиброз, иначе — муковисцидоз.

Это страшное слово подразумевает под собой врожденное генетическое заболевание, которое поражает внутренние органы из-за избыточного производства организмом слизистого секрета. В большой степени страдают органы дыхания, печень, кишечник и поджелудочная железа. «Мы узнали о болезни, когда Грегу было 20 месяцев от роду. В тот день поход в клинику обернулся трагедией — вместо привычных фраз о состоянии здоровья врачи холодно сообщили о муковисцидозе — болезни, о которой мы ничего не знали. Нам сообщили эту новость без всякой подготовки, это был самый настоящий и очень жестокий удар», — позже писали Пьер и Лоренс Лемаршаль, родители мальчика.

Несмотря на то, что Грегори рос не таким, как все, радовался жизни он ничуть не меньше своих сверстников: занимался спортом, играл за баскетбольную команду и увлекался футболом, а в 12 лет даже стал чемпионом Франции по акробатическому рок-н-роллу в своей возрастной группе. А вот родители мальчика долгое время мечтали отдать сына в музыкальную школу, так как знали, что он обладает хорошим голосом и слухом. Это было непросто: Грегори не хотел слушаться предков, игнорировал все предложения поступить в музыкальную школу, фальшивил на прослушиваниях. Но главная борьба происходила все же не с родителями, а с болезнью. Эта сторона жизни была далека от понятия «беззаботное детство», ведь в то время, когда его друзья гоняли мяч во дворе, он был вынужден сидеть дома и проходить либо сеанс терапии, либо пить антибиотики. «Да, конечно, это совсем не прикольно — проводить два или три раза в день по целому часу под капельницей, начинать все это с 5.30 утра, и так в течение минимум двух недель, — рассказывали его родители. — Грегори отказывался от лечения и соглашался только тогда, когда ему было уже совсем невмоготу. Сеансы кинезитерапии он тоже терпеть не мог, особенно когда казалось, что ему получше. Это было постоянным источником конфликтов между нами». Как же без конфликтов, когда мама то и дело приставала к бедному ребенку с вопросами «Ты принял лекарства? Ты сделал ингаляции? Во сколько сегодня приходит кинезитерапевт?». Оптимизм мальчика не мог конкурировать с болезнью. Его лечащему врачу однажды пришлось сказать ребенку отнюдь не детскую фразу: «Грегори, не позволяй муковисцидозу решать за тебя. Только ты сам должен взять над ним власть и решать, когда тебе лечиться, а когда нет».

Лемаршаль понимал, что стать профессиональным спортсменом ему просто не судьба, и стал заниматься спортивной журналистикой. Однако 12 июля 1998 года все изменилось: в тот вечер сборная Франции по футболу выиграла чемпионат мира, а Грегори проиграл пари отцу, по условиям которого он должен был спеть в караоке во время ближайших каникул. Сказано — сделано. Через несколько дней отец и сын пришли в ресторан, где проигравший мальчик исполнил композицию «Je m\'voyais déjà» Шарля Азнавура. Сказать, что все, кто имел счастье услышать пение юного дарования были в восторге, — значит не сказать ничего. Грегори наконец понял, что своим голосом он действительно способен влиять на людей, и впервые в жизни поверил, что обладает талантом. Постепенно его жизнь начала приобретать новые краски: Грегори вместе с папой выступали на различных мероприятиях, а потом начали покорять и французское телевидение.

Музыкальная стезя поглотила Лемаршаля полностью — он бросил учебу в предпоследнем классе и с радостью работал над техникой исполнения, брал уроки вокала. Наконец-то болезнь занимала не первое место в его жизни. С 2003 года он активно гастролировал с мюзиклом «Адам и Ева», где играл роль Адама, и даже выпустил свой сингл. В том же году он отправился покорять высоты местного «Народного артиста», правда, в тот раз жюри не разглядело талантов мальчика — после того как он несколько часов простоял на морозе, показать всю красоту своих вокальных данных ему не удалось. До этого случилась еще одна маленькая неприятность — Грегори уже прошел кастинг в один из мюзиклов и даже приступил к репетициям, однако в последний момент оказалось, что на проект не хватает денежных средств, поэтому все его участники остались не у дел. Конец 2003 года и начало 2004 года словно были прожиты впустую: Грегори от этой жизни ничего не хотел. «Я вел достаточно жалкий образ жизни в тот период. Ложился в три утра, вставал в полдень, по вечерам ходил развлекаться с друзьями. Я видел, что у меня ничего не получается, и совсем распустился. Я не узнавал сам себя. И все больше отдалялся от своих целей», — рассказывал он.

Спас подростка проект Star Academy (аналог «Фабрики звезд»), куда Грегори даже не стремился попасть. По счастливой случайности, когда команда уже была набрана, жюри искало только одного человека — парня с красивым голосом. Решающее действие предпринял друг Грегори Брис Даволи, который посоветовал жюри взять Лемаршаля в проект. И уже с сентября 2004 года Грегори имел возможность дарить свой талант всей Франции. Правда, не все было гладко, ведь болезнь то и дело напоминала начинающему певцу о себе, поэтому организаторы позволяли Лемаршалю иногда отступать от правил конкурса. За то, какие музыкальный дары он приносил публике, ему готовы были простить все. Что и говорить, Грегори был не только талантливым певцом, но и поистине выдающимся человеком. Он обладал неслыханным великодушием, энергетикой, всегда был готов к борьбе, а главное — безмерно любил людей и до самого конца не прекращал дарить им свет и добро, улыбка почти не сходила с его губ. Не даром в народе его называли Маленьким Принцем...

Родители Грегори рассказывали, что от своей болезни он пытался убежать, притворяясь, что ничего не происходит. Он предпочитал всегда и везде дурачиться, чтобы избавиться от депрессивного настроения и сильного беспокойства. «Они с менеджером соревновались, кто состроит рожу пострашнее где-нибудь в общественном месте, придумывали друг для друга новые ругательства по СМС или разыгрывали какую-нибудь скандальную сцену, как два рыночных торговца, прямо на съемочной площадке, чтобы посмотреть, как другие отреагируют. А когда Летисия, его гример, разговаривала по телефону, Грег обожал неожиданно заорать что-нибудь в трубку, чтобы напугать ее собеседника». И только своих родителей этими штуками он провести не мог — они понимали, что в глубине души сын боится каждого нового дня, и все эти глупости были для него единственной отдушиной. Неизвестно, каким видели его зрители «Фабрики звезд», однако финальный этап конкурса с напряжением смотрели 8,9 миллиона человек, что составило 39,4% всей зрительской аудитории. Взглянув на статистику голосования, нетрудно догадаться, за кого болела большая часть населения Франции... Грегори выиграл «Фабрику звезд», собрав более 80% голосов телезрителей.

Дорога к музыкальному олимпу была полностью в его руках: в 2005 году он выпустил дебютный альбом «Я становлюсь собой», который тут же вознесся на вершины всех чартов и был продан в количестве более 300 000 экземпляров. Он также сотрудничал с Патрисией Каас и Ларой Фабиан. Последняя, к слову, моментально признала талант Грегори и всеми силами помогала ему протоптать путь в шоу-бизнес. «Что меня совершенно потрясло в Грегори, так это то, что он не говорит словами, он говорит голосом и глазами. Грег — это существо, которое несет в себе внутренний свет, и это очень хорошо, нам всем это было необходимо», — признавалась певица. Поговаривали даже, что этих двух связывает нечто больше, чем просто дружба и сотрудничество, однако эти слухи никто никогда не комментировал.

В январе 2006 года Грегори удостоился одной из самых престижных премий мира — «Открытие года» на NRJ Music Awards, а в мае с аншлагом гастролировал по Франции, Бельгии и Швейцарии. Один из грандиознейших его концертов прошел в знаменитой парижской «Олимпии». Лишь немногие знали, что за этими торжественными словами стояла отнюдь не торжественная обстановка: за 15 минут до концерта Грегори практически не мог петь, и ему пришлось вызвать врача. Только после его помощи певец смог выйти на сцену. Зрители ни о чем не догадались и увидели лишь бесподобное выступление артиста, как это было всегда. Позже родители в книге о Грегори напишут, что у находившегося за кулисами директора и сотрудников зала на глаза наворачивались слезы при виде того, каким испытанием был для Лемаршаля этот концерт. И, по правде говоря, не только этот. «Во время музыкальных проигрышей, которые давали ему около 30 секунд времени, он неустанно должен был продолжать борьбу с муковисцидозом, — говорили родители. — Как только он выходил со сцены, с первого взгляда его отец понимал, хорошо он себя чувствует или нет. Затем автоматическим движением Грегори брал бутылку воды, много пил, брал полотенце, чтобы вытереть пот, сморкался, откашливался и пытался освободиться от мокроты, которая заполняла его бронхи. Кинезитерапевт всегда встречал его прямо за занавесом на случай, если понадобится его срочная помощь. Грегори садился, опускал голову, концентрировался, потом поднимался одним прыжком, снова брал в руки микрофон и возвращался на сцену».

Но однажды здоровье все-таки свалило юношу на больничную койку. В этот раз — ненадолго: 22-летнему юноше провели операцию по удалению аппендицита. Вскоре он смог вернуться к многочисленным поклонникам и продолжил давать концерты, билеты на которые раскупали задолго до назначенной даты. Но счастье оказалось недолгим — муковисцитоз позаботился о том, чтобы в январе 2007 года Грегори вновь сделал паузу по состоянию здоровья. Он хотел лишь немного отдохнуть и приступить к записи второго альбома. Однако этого не случилось — пауза превратилась в самый настоящий конец: в феврале ему стало еще хуже и понадобилась срочная пересадка легких. Грегори боролся за каждую новую секунду жизни и до последнего ждал донорских органов. Понимая, что болезнь может не позволить ему в ближайшее время вновь встретиться с поклонниками, 28 апреля он решил написать записку, отметив, что никогда в жизни не отправлял им сообщение с такой болью, как сейчас. В ней он признался, с каким нетерпением ждал 16 июня, когда должен был состояться концерт, точнее говоря — «вечер друзей», в рамках которого Грегори хотел поблагодарить его почитателей за бесконечную поддержку: «Но, к сожалению, в данный момент состояние моего здоровья не позволяет мне реализовать этот проект, который мне был настолько дорог. Врачи заставляют меня взять вынужденную паузу как минимум на три месяца, чтобы пройти курс лечения и поправиться. У меня разрывается сердце, мне безумно горько, но я вынужден отложить нашу с вами встречу и перенести ее на неопределенный срок, примерные даты которого я сообщу вам позже».

Новых дат, увы, не последовало. Вместо этого друзья и поклонники, да и вся Франция узнали другую дату — дату смерти. Грегори не стало 30 апреля 2007 года — всего через два дня после публикации. Болезнь дала осложнения, из-за чего его ввели в кому. «Я все-таки одолею тебя, проклятая болезнь», — все, что успел сказать напоследок 23-летний юноша.

Похороны человека, чья звезда так быстро погасла, посетили не только друзья и родственники, но и более 5 тысяч поклонников и чуть ли не все деятели шоу-бизнеса. В 2009 году благодаря усилиям неравнодушных людей, свет увидел еще один диск Грегори, в который вошли песни, которые накопились у него за все время музыкальной карьеры.

 

Lasāmgabali