Реклама закроется автоматически через 15 секунд
На портал
Знаменитая модель Альберта Тибурци в платье Баленсиаги, Harpers Bazaar, 1967 (Фото: Harper's Bazaar)

Нацист от-кутюр. 10 фактов о Кристобале Баленсиаге

5 марта 18:30
Елена Власова
Его называли архитектором моды и главным кутюрье XX века.

Сегодня бренд Balenciaga ассоциируется у нас с Николя Гескьером и Демной Гвасалия нынешними звездами мира моды. И мало кто вспоминает самого основателя дома, испанского кутюрье Кристобаля Баленсиагу. А ведь этот человек сделал для моды ничуть не меньше, чем Шанель, Диор или Сен-Лоран.

Кристиан Баленсиага за работой, 1968 (Фото: Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos)

1. Бедняк, одевавший королев

Выходец из бедной баскской семьи, чьи родители (отец – рыбак, мать – швея) едва-едва сводили концы с концами, Баленсиага стал королем высокой моды – сначала в родной Испании, а затем в Париже. В списке его клиенток – королевы Испании и Бельгии, герцогиня Виндзорская Елизавета, княгиня Монако Грейс, Паулина де Ротшильд, Мона фон Бисмарк, Джеки Кеннеди, Марлен Дитрих, Мария Каллас. Уникальность его таланта признавали все. Даже скупая на похвалы Коко Шанель заметила: «Из нас всех Баленсиага – единственный подлинный кутюрье. Он один способен кроить ткань, моделировать ее и шить своими руками. Мы же не более чем рисовальщики».  

Вечерние платья, 1965-67 (Фото: Collection Palais Galliera/Pierre Antoine)


2. Реалист

Модели Баленсиаги демонстрировали самые известные манекенщицы своего времени, но кутюрье никогда не ориентировался на идеальные тела. Он работал с самыми обычными женщинами и никогда не критиковал их за излишнюю полноту, как это позволяет себе, например, Карл Лагерфельд. Наоборот, Баленсиаге нравились дамы в теле, он испытывал огромное удовольствие от того, что его одежда способна придать изящество даже самой нестандартной фигуре. «Он лепит одежду для женщин, а не для заголовков», – говорил о нем Ив Сен-Лоран. Манекенщиц Баленсиага предпочитал довольно зрелых, с жизненным опытом. Писатель Кеннеди Фрейзер объяснял это так: «Баленсиага создавал одежду для женщин с чувством стиля – а оно приходит всегда после 35, вместе с горьким пониманием того, что жизнь очень-очень печальна».   

Жакет-болеро, 1947 (Фото: Museo Cristobal Balenciaga)

3. Испанец до мозга костей

Хотя творчество Баленсиаги считается классикой французской Haute Couture, в Париж он приехал уже состоявшимся 40-летним кутюрье, со своей звездной клиентурой. Баленсиага – испанец до мозга костей, и все его творчество пронизано испанским духом. Первая коллекция, принесшая ему громкий успех, называлась «Инфанты» (1939) и была вдохновлена живописью Веласкеса, Сурбарана и Гойи. Его любимыми цветами были черный, красный и белый, в декоре он часто использовал традиционные ремесленные техники (отделка шнуром, кружево, вышивка). Золотой век испанской живописи, символика королевского двора, коррида, фламенко, традиции разных регионов страны – все это нашло отражение в его творчестве.   
 

Вечернее платье с накидкой, 1967 (Фото: Victoria and Albert Museum London)

4. Верующий

Многие силуэты костюмов Баленсиаги вызывают ассоциации с одеждой католических священников – та же сдержанность, та же величественность, та же мнимая простота. «Присутствовать на презентации его коллекции – это все равно, что побывать на мессе», – писал о показе Баленсиаги журнал Vogue. Его черные кружевные платья великолепны, но совершенно лишены эротического подтекста – они напоминают наряды «мантильяс», участниц испанских религиозных церемоний Semana Santa (Страстной недели). Кстати, сам Баленсиага был очень религиозен. По воспоминаниям современников, в дни демонстрации своих коллекций он ежесекундно крестился и постоянно сжимал в ладонях золотой амулет. 

Шелковая шляпка, 1962 (Фото: Victoria and Albert Museum London)


5. Отшельник

Баленсиага был невероятно закрытым человеком. Он не водил дружбу со знаменитостями, не принимал посетителей и не выходил на поклоны в финале показов. Окна его салона всегда были плотно зашторены, а сотрудники должны были понимать его без слов. Кутюрье редко фотографировался и дал за всю жизнь одно-единственное интервью. С 1957 года он вообще запретил прессе и фотографам присутствовать на его показах, объясняя это тем, что не хочет, чтобы кто-то навязывал клиентам мнение о его новой коллекции. Баленсиага тщательно скрывал свою гомосексуальность и особенно тот факт, что его многолетним любовником был его коллега, дизайнер шляп Владзио Завроровски д’Атенвиль. Когда тот в 1948-м умер, Баленсиага даже хотел отойти от дел, но его уговорили остаться, и он проработал еще 20 лет. Свой дом он закрыл в 1968-м, не предупредив своих сотрудников и даже не попрощавшись с ними. 

   

Знаменитая модель Альберта Тибурци в платье Баленсиаги, Harpers Bazaar, 1967 (Фото: Harper's Bazaar)

6. Фанат черного

Главным цветом его палитры был черный. И это не только дань его родной Испании, где черный цвет имеет глубинные корни, но и желание отказаться от цвета в пользу структуры, пропорций и объема. Harper’s Bazaar в 1938 году писал: «Его черный цвет бьет, как пощечина. Он насыщенный, испанский, словно бархатистый. Это ночь без звезд. Любой другой черный на его фоне кажется серым». Иногда Баленсиага сочетал черный с белым, красным, розовым или пудровым. Ему одному удавалось мастерски сочетать черный с коричневым. В поздние годы Баленсиага стал экспериментировать с яркими цветами – зеленым, оранжевым, но, похоже, делал это лишь для того, чтобы в очередной раз вернуться к черному. Впрочем, самое последнее его платье было белым. По иронии судьбы Баленсиага, в 1937 году бежавший из Испании из-за Гражданской войны, спустя 35 лет создал подвенечный наряд для внучки генерала Франко. 

Любимая модель и жена фотографа Ирвина Пенна Лиза Фонсагривс-Пенн в пальто Баленсиаги, Париж, 1950 (Фото: Conde Nast/Irving Penn Foundation)

7. Нацист от-кутюр 

Баленсиага не признавал никакой массовости и был противником prêt-á-porte. По натуре перфекционист (редактор Vogue Беттина Баллард называла его «нацистом от-кутюр»), он делал штучные вещи, которые стоили немыслимых денег. Когда Джон Кеннеди узнал, какие суммы тратит его жена на наряды от Баленсиаги, он просто перекрыл ей финансирование, и Джеки пришлось обращаться за помощью к своему отцу – слезть с этой «иглы» она была не в силах. Уже на закате своей карьеры, в 1968 году, Баленсиага совершил поездку в США, где посетил швейную фабрику и изучил производство готовой одежды. Но мысль доверить свои изысканные творения машинам вызвала у него ужас. Вскоре после этой поездки кутюрье заявил о том, что высокая мода умерла, и закрыл свой дом. 

Модель примеряет пальто в парижском ателье Баленсиаги, 1954 (Фото: Mark Shaw/mptvimages)

 
8. Революционер

В то время как Диор пропагандировал New Look, Баленсиага пошел совсем по другому пути – он радикально отошел от силуэта «грудь-талия-бедра» и стал экспериментировать с объемами и формой. Баленсиага является автором силуэтов, которые заложили основы новой элегантности. Пальто-кокон, юбка-баллон, платье Baby Doll (да-да, то самое «кукольное» платьице, которое мы считаем изобретением 60-х, было придумано Баленсиагой еще в 1958 году) – все эти конструкции не подчеркивали очертания тела, а лишь намекали на них. Это была гениальная простота, гимн абстракции – то, что со временем привело к современному минимализму и конструктивизму. При этом Баленсиага ничего не пропагандировал, не делал никаких революционных заявлений – он просто шил платья.    

9. Конструктор

Баленсиага заложил основы принципиально новых отношений одежды с телом человека. Он стремился к тому, чтобы платье не сковывало свою хозяйку, а вторило ее движениям, словно жило своей жизнью. Его секрет заключался в том, что между тканью платья и его подкладкой было свободное пространство, которое создавало объем. Носить его вещи было невероятно комфортно, но при этом они представляли собой жесткую архитектурную конструкцию. Такой силуэт был возможен только при особых тканях – плотных, хорошо держащих форму. Баленсиага постоянно сотрудничал с итальянскими производителями, которые делали ткани по его спецзаказу. Когда в послевоенной Франции правительство предложило дотацию тем кутюрье, которые работают только с местными тканями, Баленсиага от нее отказался: на французских фабриках он не мог добиться нужной фактуры, а идти на компромисс он не привык. 

Коктейльное платье Baby doll Кристобаля Баленсиаги, 1958 (Фото: Victoria and Albert Museum London)
Платье Демны Гвасалия для Balenciaga, осень-зима 2017 (Фото: Vida Press)


10. Вдохновитель

После смерти кутюрье его идеи развивали Андре Курреж, Юбер Живанши, Пако Рабан, Эммануэль Унгаро. Попытки реанимировать дом Balenciaga предпринимались не раз. Но лишь в 1997 году к этой марке пришла новая волна популярности. Николя Гескьер, с чьим именем марка Balenciaga ассоциировалась 15 лет, интерпретировал идеи кутюрье в современном духе, сквозь призму спортивного и футуристического стилей, и добился для марки значительного коммерческого успеха. В 2001 году Gucci Group добавила марку Balenciaga в список своих люксовых брендов. С 2012-го по 2015-й домом правил (и, надо признать, не слишком успешно) Александр Вэнг. А теперь настала эра Демны Гвасалия – грузинского дизайнера, который на волне своего феноменально успешного бренда Vetements привел в Balenciaga новых молодых клиентов. В какую сторону пойдет легендарный дом и сколько духа Кристобаля Баленсиаги в нем останется, сказать трудно. Но, по крайней мере, на показе осенне-зимней коллекции – 2017 Гвасалия продемонстрировал все культовые силуэты кутюрье, практически никак их не изменив. 
 

Lasāmgabali