фото: LETA
Конституционный суд огласил решение по делу о переходе на обучение только на латышском языке
Конституционный суд.
В Латвии
10 июля 2024 г., 14:50

Конституционный суд огласил решение по делу о переходе на обучение только на латышском языке

LETA

В среду Конституционный суд (КС) признал соответствующими Конституции нормы, согласно которым содержание общего образования в частных учебных заведениях должно изучаться на государственном языке.

Дело возбуждено по заявлению Даны Джибути и Доминика Джибути, которых в суде представляли их родители. Заявители - школьники, "которые идентифицируют себя с проживающими в Латвии национальными меньшинствами, их родной язык - не государственный язык Латвии, а язык нацменьшинств, и они учатся в частном образовательном учреждении по образовательным программам нацменьшинств". Они попросили КС проверить соответствие части 11 статьи 9, подпункта 1 пункта 102 переходных положений и статей 1, 5 и 6 закона от 29 сентября 2022 года о внесении изменений в закон об образовании статье 1 Конституции, первому предложению статьи 112 и статье 114.

Частью 11 статьи 9 закона об образовании определено, что в частных образовательных учреждениях общее образование и профессиональное образование на ступени основного и среднего образования обеспечивается на государственном языке. С поправками в закон об образовании от 29 сентября 2022 года из закона об образовании исключены пункт 2 части второй статьи 9, пункт 1 части второй статьи 38 и статья 41. Этими поправками исключены все нормы в законе об образовании, предусматривающие получение общего образования по образовательным программам нацменьшинств.

В свою очередь, подпункт 1 пункта 102 переходных положений закона об образовании устанавливает, что изменения, предусматривающие исключение статьи 41 настоящего закона, вступили в силу 1 сентября 2023 года - в отношении реализации программы дошкольного образования и программы основного общего образования в 1-м, 4-м и 7-м классах.

Между тем, 1-я статья Конституции гласит, что Латвия является независимой демократической Республикой, а первое предложение 122-й статьи указывает на то, что "каждый имеет право на образование". При этом статья 114 Конституции гласит, что лица, принадлежащие к нацменьшинствам, имеют право сохранять и развивать свою языковую, этническую и культурную самобытность.

Суд подчеркнул, что государство должно способствовать укреплению и использованию латышского языка на любой ступени образования. Навыки государственного языка имеют важное значение для обеспечения прав лица и формирования сплоченного общества. В свою очередь, частные учебные заведения имеют широкую свободу действий по обеспечению содержания, связанного с самоопределением нацменьшинств, в том числе образования по интересам. Прежде всего КС подчеркнул, что государство должно создать такую систему образования, которая способна обеспечить установленный государством образовательный стандарт вне зависимости от того, идет ли образовательный процесс в государственных или частных образовательных учреждениях. Поэтому государство обязано распространить руководящие принципы дошкольного образования и государственные стандарты общего образования как на государственные и муниципальные, так и на частные образовательные учреждения и признать только такое полученное в частных учебных заведениях образование, которое соответствует этим требованиям.

Суд обратил внимание на то, что государственный язык наряду с другими своими социальными функциями выполняет также задачи государственного значения, обеспечивая функционирование государства и коммуникацию между лицом и государством. Человеку необходимы соответствующие знания государственного языка и для того, чтобы он хотел и мог участвовать в жизни общества. Формированию сплоченного общества способствует и то, что всем членам общества обеспечена основа общения, то есть надлежащее знание государственного языка, подчеркивает КС.

В свою очередь, установленное в оспариваемых нормах ограничение способствует освоению и использованию государственного языка, а также направлено на то, чтобы обучающиеся как на ступени дошкольного образования, так и на ступени основного образования использовали государственный язык ежедневно в процессе обучения и получили опыт его использования. Это способствует развитию навыков владения государственным языком и позволяет успешно продолжать получение образования на каждой из следующих ступеней образования.

Оценивая конституционность оспоренных норм, суд также учел особые обстоятельства Латвии, сложившиеся в результате длительной оккупации и русификации государства, и их связь с актуальной ситуацией в сфере использования государственного языка. КС пришел к выводу, что обеспечение единого образования на государственном языке в большинстве образовательных учреждений, в которых реализуются общеобразовательные программы, предотвращает не только сегрегацию образовательных учреждений, но и способствует обеспечению равных прав на качественное образование. Суд признал, что не могут быть установлены другие средства, позволяющие обеспечить в процессе общего образования защиту демократического государственного устройства и прав других людей. КС отметил, что законодатель создал систему, направленную на контроль и обеспечение качества образования. К регулярной оценке качества деятельности образовательного учреждения привлекаются педагоги, родители, обучаемые лица, учредитель, руководство учреждения, а также государственные структуры.

В свою очередь, обучающиеся имеют право на получение индивидуализированной и персонализированной поддержки для освоения государственного языка. Это означает, что каждому ребенку в зависимости от его потребностей должна быть обеспечена осмысленная и реальная поддержка в освоении государственного языка.

При этом КС пришел к выводу, что деятельность частных учебных заведений отличается от деятельности образовательных учреждений, учрежденных государством и самоуправлениями, и обладает большей автономией в отношении учебных программ и методов обучения. Частные образовательные учреждения имеют соответствующие возможности для обеспечения в образовательном процессе содержания, связанного с языковой, культурной и этнической самобытностью нацменьшинств, в том числе в рамках образовательных занятий по интересам, что таким образом обеспечит взаимодействие таких занятий и содержания обязательного общего образования, отмечает КС. При этом государство предусмотрело для частных учебных заведений возможность получения финансовой и методологической поддержки для реализации программы образования по интересам нацменьшинств.

Учитывая это, КС признал, что государство обеспечило соответствующий баланс между содействием использованию государственного языка и правами принадлежащих к нацменьшинствам обучающихся на качественное образование и сохранение и развитие их национального самосознания и культурных традиций в частных учебных заведениях как на ступени дошкольного, так и основного образования.

Таким образом, оспариваемые нормы соответствуют статье 114 Конституции в общей связи с первым предложением статьи 112.

КС отметил, что оспариваемые нормы вступили в силу примерно через десять месяцев со дня их обнародования и за этот период было возможно надлежащим образом подготовиться к влиянию оспариваемых норм. А обучающимся, у которых в конкретном учебном году проходил переход на получение общего образования только на государственном языке, была обеспечена поддержка, на что законодатель в том числе выделил дополнительное финансирование. В связи с этим КС признал, что оспариваемые нормы соответствуют и принципу ожидания правовой или законной защиты, установленному ст. 1 Конституции.

В конце 2023 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) заявил, что не обнаружил нарушения прав человека в осуществляемом в Латвии переходе на обучение на государственном языке. Палата ЕСПЧ по делу "Джибути и другие против Латвии" и по делу "Валиуллина и другие против Латвии" единогласно признала, что не произошло нарушения Европейской конвенции по правам человека. КС рассматривает еще одно похожее дело о полном переходе на обучение на латышском языке - нормы, исключающие возможность получения в Латвии общего образования по программам нацменьшинств.