Реклама закроется автоматически через 15 секунд
На портал
соцсети

"Отдай моего ребенка...": известные мамы, у которых бывшие мужья украли детей

18 сентября 19:37
Любовь Новоселова
Бизнесвумен Ольга Слуцкер, модель Арина Перчик и певица Ксения Новикова пережили одну и ту же трагедию — их некогда счастливая семья распалась, а бывшие мужья выкрали детей, заставив матерей пройти через ад. Для кого-то этот мучительный период уже позади, а кто-то прямо сейчас находится в такой нелегкой ситуации...

«Каждый день, проведенный без мамы, — неправильный день»

54-летняя Ольга Слуцкер — известный в своей среде человек, стойкости и силе которого можно лишь позавидовать. Слуцкер прославилась благодаря тому, что в 1993 году открыла фитнес-клуб World Class, который был одним из первых российских спортивных центров, созданных по международным стандартам. Она также заняла пост президента Федерации фитнес-аэробики России, стала членом исполнительного комитета Международной федерации спорта, аэробики и фитнеса и многое другое.

Параллельно с этим Ольга устраивала свою личную жизнь — в 90-х годах она вышла замуж за Владимира Слуцкера, который впоследствии стал не самым последним человеком в мире политики и бизнеса. Первый и очень долгожданный ребенок в семье появился в 1999 году при помощи суррогатного материнства — им стал мальчик по имени Михаил. Через четыре года на свет появилась девочка Анна. Вполне счастливая и красивая семейная жизнь закончилась 10 лет назад. 3 июня 2009 года Ольга помнит как сегодня, ведь этот день стал для нее началом кошмара — Владимир попросту не пустил жену домой. А дальше супругам предстояло не только пережить развод и разделить совместно нажитое имущество, но и самое ценное — детей. После долгих разбирательств суд пришел к роковому для Ольги выводу — дети должны остаться с отцом в Израиле. Слуцкер делал все для того, чтобы мать не смогла даже мельком посмотреть на своих малышей, которым было всего 10 и 6 лет …

Фото: соцсети

Немудрено, что в 2009 году женщина была на грани отчаяния и сумасшествия и еще долго, по ее словам, «бегала, пытаясь вернуть хоть что-нибудь». Но все попытки оказались тщетными. Все, что было позволено Ольге, — изредка видеться с детьми, и то лишь при соблюдении нескольких условий. Разговоры — на английском языке и только на протяжении полутора часов, а рядом обязательно должен был находиться детский психолог. И не только он — Владимир также ни разу не покидал комнату встреч. «Я жила с Володей 20 лет и понимаю, какое психологическое давление он может оказывать. К моменту нашей первой встречи с Мишей и Анечкой мы не виделись три с лишним года. Профессиональная помощь была нужна и мне, и им. Я, взрослый человек, в какой-то степени еще могу справиться с эмоциями, побороть разочарование и боль от того, что дети не кидаются мне на шею с криками «Мамочка!» Но дети... Поэтому психолог выступал своего рода модератором нашего разговора. Помогал побороть дистанцию, стеснение и страх». Но даже такого скромного общения с детьми Ольга вскоре была лишена — отец прекратил приводить детей к ней, заявив, что она плохая мать. «Ты перестала быть матерью с их первым вздохом в этом мире», — бросал в сторону Ольги Владимир. В 2011 году суд пересмотрел решение и признал, что дети должны жить с матерью, но от этого мало что изменилось. Борьба продолжалась и после. «Каждый день, проведенный без мамы, — неправильный день! И израильская судебная система, увы, не смогла защитить детей от такого сиротства», — говорила Ольга. 

Фото: соцсети

Для того чтобы держать в курсе происходящего миллионы людей, которые остались неравнодушными к сложившейся ситуации, в течение двух лет Ольга вела свой блог в интернете. Там же она поздравляла своих детей с днем рождения, ведь это было ее единственной возможностью... Слуцкер хотелось верить, что ее связь с детьми не оборвется, даже если в разлуке придется провести еще много томительных лет, хотя терять годы взросления, бескорыстной веры и любви ей, безусловно, было обидно. «Я была странной мамой в том смысле, что никогда не наказывала детей, никогда на них не кричала. Но самое главное, я никогда детям не врала. Тем обиднее, что сегодня они думают, что я самая большая лгунья на свете. И если когда-то случится наше воссоединение, важно будет вернуть веру. Я каждую секунду жду своих детей. Вне зависимости от того, сколько будет лет им и сколько — мне», — говорила женщина.

Фото: ALL OVER PRESS

«Господи, не приведи, чтобы инсульт хватил»

Когда с момента разлуки с детьми прошло почти шесть лет, Ольга научилась мыслить иначе и видеть в этой, казалось бы, не имеющей плюсы ситуации положительные моменты. От той женщины, которая не хотела жить и просыпаться, не осталось и следа. «Да, дети не со мной. Но они здоровы. В конце концов, Миша и Аня — интересные и умные ребята. Ходят в школу той же сети, куда я их записала, только в Тель-Авиве, занимаются теми же видами спорта, в которые я их когда-то привела. Они хорошо учатся, великолепно говорят — как приятно мне было убедиться, что они умеют так складно и достойно выражать свои мысли. У них много друзей. Папа и бабушка с дедушкой их любят. Я молюсь за детей каждый день. Прошу, чтобы пережитое сделало их сильнее. Только сильный человек умеет прощать».

Фото: Instagram

Конечно, прийти к таким мыслям она смогла не за один день и даже не за один год. Были в ее жизни и антидепрессанты, и внутривенные капельницы, и психотерапевты, ведь первое время Ольге не хотелось не то что видеть людей, но и вообще жить. Свой путь к понимаю она обрела благодаря психологу, поездкам в Индию и аюрведической клинике в Керале.

А проблемы со здоровьем были очень серьезными. У женщины начала отниматься правая часть лица. Бизнесвумен приходила в суд, нервничала и чувствовала, что у нее немеет лицо. «Думаю: Господи, не приведи, чтобы инсульт хватил. Или на нервной почве перекосит. Или какое-то заболевание разовьется... И что дальше? Поняла, что надо себя вытаскивать. Я верю в Бога, молюсь ежедневно. Каждое утро я делаю пранаяму, приветствие солнцу и читаю мантру, которой меня научили в Индии. Меня окружают люди разных религий, и все они молятся о том, чтобы все улеглось. Молятся и за Володю, чтобы он нашел покой в душе. К сожалению, он окружен людьми, которые за деньги сделали все, чтобы накалить ситуацию до предела. Они хотели меня уничтожить. Но я не имею права быть судьей. Я двигаюсь дальше. Ненависть — всегда тормоз. Ненавидя, человек становится приземленным. А я хочу летать».

«Я это сделала сама, с нуля»

В какой-то момент эта борьба получилась чуть ли не общественной — Слуцкер встречалась с женщинами, попавшими в такое же горькое положение, и видела, что убитые горем мамы совершенно не справлялись с собой. «Я увидела маму, которая от любви и горя довела себя до такого состояния, что ее саму, по-хорошему, нужно положить в клинику и успокоить: человек совершенно расшатался. Другие женщины были на полпути к этому. И я подумала: «Так, Оля, стоп». Мне показали, как это может быть, если я и дальше продолжу сжигать себя своими эмоциями и ощущением глобальной несправедливости происходящего. А ведь на тебя еще давит общество: ну как же так, это несправедливо, борись давай. И я постаралась как-то оградиться, потому что люди, поддерживая и переживая, лишь подбрасывают в топку твоей борьбы еще больше угля. Я это остановила. Прекратила вообще разговоры о судах. Ведь со мной можно поговорить не только на эту тему». Слуцкер отключила эмоции и пришла к выводу, что суды, как бы они ни проходили, это всего лишь суды.

Сейчас Ольга даже счастлива оттого, что Господь ей послал именно такой путь и судьбу — яркую, написанную красками, не безликую. «В июне 2009 года осталась без дома, не было места жительства, вещей, фотографий, но главное, конечно, детей. А потом я купила дом на голой земле — такой участок, что там ничего не было. И вот сейчас я иду, а у меня яблони расцвели, нарциссы, тюльпаны пошли, прекрасный газон, модный, современный дом, как я люблю. Еще сад, который вызывает удовольствие — поют птички, бежит собака, кошка встречает, дети, домочадцы. Понимаете, я это сделала сама, с нуля. Мне никто это в наследство не оставил, не мужчина какой-то привел меня в свой дом — полную чашу. Думала ли я в 2009 или 2010 году, когда мне еще казалось, что сейчас-сейчас все прошлое восстановится, что я создам что-то новое? Нет».

Разлука закончена

Причиной того, что Слуцкер смогла вытащить себя из непроглядной тьмы, стало и другое событие, о котором мало кто знал. Оказывается, в декабре 2013 года в жизни Ольги благодаря суррогатному материнству появились еще два ребенка — близняшки по имени Екатерина и Мария. Такая идея возникла в голове у Ольги через полтора года после того, как бывший муж отнял у нее возможность видеть старших детей, но воплотить идею в жизнь удалось лишь спустя время. А в 2015 году в семье Ольги появился еще и сын. Но, наученная горьким опытом, о своей личной жизни Слуцкер теперь молчит и детей широкой публике не показывает.

Но самая главная новость заключается в том, что у Ольги появился шанс на общение со старшими детьми. Примерно раз в месяц она ездит в Израиль, потихонечку они начинают хорошо общаться… «Не так, конечно, как мама должна общаться с детьми, — к сожалению, этим я пока не могу похвастаться. Но я рада тому, что наша разлука закончена», — пожалуй, именно так и должны были прозвучать самые главные слова в жизни Слуцкер…

Справедливости нет!

Ольга Слуцкер и ее команда приложили громадные усилия для того, чтобы законодательство России могло защитить детей от изоляции от одного из родителей. Но, увы, мало что поменялось. «И, к сожалению, сейчас много людей испытывают такое же горе, что и я. Да, введена административная ответственность, но это несерьезный рычаг. Поэтому, когда ко мне до сих пор обращаются женщины за советом, я говорю одно: оставьте понятие о справедливости. Я понимаю, это больно, но справедливости нет. Делайте просто все для того, чтобы продолжать общение с вашими детьми. Вам никто не поможет — правоохранительные органы, опека, государство и суды. Решайте все на человеческом уровне. К сожалению, даже путем формального отказа. Главное ведь не бумажка или решение суда, главное — общение с детьми. Вот это нужно сохранять, даже идя на жертвы».

«Ты хотел сделать мне больно? У тебя получилось!»

«Муж модели Арины Перчик похитил их 5-месячную дочь», — такими невеселыми заголовками запестрели СМИ в октябре 2018 года. К сожалению, именно этими событиями больше всего и прославилась Арина, которая участвовала в первом сезоне шоу «Топ-модель по-русски». 16 октября девушка опубликовала несколько видеороликов, в которых пожаловалась, что ее экс-избранник Антон Радченко отобрал у нее дочь Полину. «Три дня уже я стою под окнами дома отца своего ребенка… На мои попытки ее увидеть или забрать он отвечает отказом. Ребенок находится с моей бывшей домработницей, которая некомпетентна в вопросах воспитания детей. Ты хотел сделать мне больно? У тебя получилось! Я догадывалась, что ее не докармливают, но ты моришь ребенка голодом! Ты можешь бесконечно издеваться надо мной», — заявила модель, добавив, что обратилась в полицию.

Фото: Instagram

С тех пор продолжаются бесконечные суды. В июне, ко всеобщему удивлению, судебное разбирательство Перчик проиграла. Хотя исключительных обстоятельств, чтобы разлучать их, не было. «И снова пожалуйста — вход к ребенку ограничен, — негодовала модель. — А показывали мне ее лишь для того, чтобы я на словах подтвердила в суде, что ее мне видеть дают. Встречи проходили по 2-3 часа раз в неделю. И с перерывами в месяца. Мне запрещали пользоваться телефонами, все общение происходило в присутствии третьих лиц на территории отца, и я даже не могла выйти на улицу, чтобы погулять с дочкой. Договориться на словах нам так и не удалось, так как предлагались исключительно договора на бумагах, например, мирный договор, в котором понятно, что после его подписания ребенка я не увижу вообще! Весь этот ад мы сейчас проходим, и в первую очередь страдает ребенок. Моя малышка уже в год и месяц не говорит, не ходит и развита не на свой возраст, а все потому, что она напугана. Я знаю одно — ни одна няня (сотни нянь) не заменят маминой любви, потому что они занимаются ребенком за деньги. Ребенку в таком возрасте жизненно необходима мама. Я буду бороться!»

Фото: Instagram

Также бывший муж требовал, чтобы Арина вернула ему денежные средства в размере 20 000 евро. Обескураженная модель обратилась к адвокату Антона в Instagram. «Ну это просто смешно уже. Евгений Сергеевич, что ж вы никак не успокоитесь? Ребенка мамы лишили, теперь начали деньги вымогать? Отчисления папы в период, когда я воспитывала нашу дочь более полугода назад, вы решили вернуть сейчас? Это как надо бабло любить, чтобы такое придумать? Я тут подумала, может, мы благотворительный фонд откроем и дружно переведем вам на карту, кто сколько может, хоть по рублю, а то с голоду помираете», — язвительно заметила Перчик.

Арина и по сей день периодически отчитывается о том, что происходит в ее жизни. Но никаких хороших новостей пока нет...

«Я буквально умирала, оставшись одна»

Ксения Новикова (39) широкой массе известна благодаря группе «Блестящие», чьей солисткой она является, пожалуй, дольше всех остальных. Новикова несколько раз покидала коллектив, но всегда возвращалась. С 2018 года Ксения снова поет в «Блестящих», хотя сегодня их популярность не сравнится с той, которая была в 90-х и начале 2000-х годов.

Фото: Эдуард Паничев

Не все знают, что несколько лет назад в жизни Новиковой происходили страшные события. Ксении пришлось пережить долгую разлуку с двумя сыновьями, хотя сначала никто и подумать не мог, что роман певицы с бизнесменом Андреем Середой закончится так некрасиво.

Фото: Instagram

Все началось в 2006 году, когда Ксения на дне рождения общего друга Севы познакомилась с Андреем. Середа сразу понравился Новиковой — и тем, как выглядел, и тем, как был одет, и тем, как вел себя. «Он заводной и веселый — душа компании, я люблю таких», — как-то раз рассказывала певица. Но в конце вечеринки Андрей не спросил у Ксении номер ее телефона, не предложил встретиться. Как выяснилось потом — просто боялся.

Следующая встреча тоже произошла случайно, спустя два месяца на дне рождения тогдашней участницы «Блестящих» Юлии Ковальчук. «Собралась большая компания. Среди приглашенных — тот самый друг Сева, а с ним и Андрей. Когда он ко мне подошел и сказал, чуть смущаясь: «Я так мечтал вас увидеть», я его не узнала! Стою, молча улыбаюсь. Тогда он сообразил — напомнил о нашем знакомстве. С того вечера мы больше не расставались».

Андрей перебрался в Россию из Англии, где прожил несколько лет, и перевел все дела в Москву. После Нового года Ксения с группой поехали на гастроли, и во время одного из выступлений певица вдруг поймала себя на том, что в мыслях находится не здесь, а с Середой. Такое было впервые! Любимая работа неожиданно оказалась не в радость, а в тягость. «Хотелось одного — не расставаться с Андрюшей. И тогда я приняла решение уйти из группы… Надо отдать должное Андрею — он на этом не настаивал, хотя, мягко говоря, не пребывал в восторге от моих разъездов», — рассказывала Новикова.

Тогда влюбленные просто наслаждались друг другом. Ксения с восторгом отзывалась о своем избраннике — мол, ни одна мелочь в его привычках и характере не раздражает, он — необыкновенно заботливый и внимательный. Вскоре Ксения забеременела, в 2008 году родила сына Мирона, а спустя два года — сына Богдана.

Счастливая жизнь закончилась вскоре после рождения второго сына: как говорила Ксения, у Андрея появились проблемы с алкоголем и он крушил все, что попадалось под руку, поднимал руку и на нее… «С каждым днем муж становился все более неадекватным. Мне приходилось прятать свой паспорт и ключи под кроватью, чтобы, если что, схватить их и бежать. И однажды я все-таки ушла от него... После того как мы с Андреем расстались, я подала иск с просьбой определить место жительства детей. Но, не дожидаясь суда, мы с бывшим мужем пришли к мировому соглашению. Он согласился, чтобы мальчики жили со мной, а в выходные Андрей мог забирать сыновей к себе. Обсудили и небольшое денежное содержание, чтобы я могла заплатить за квартиру и няне».

Но практически сразу после суда в 2011 году случилось неожиданное. Андрей приехал за детьми, чтобы провести с ними выходные и… обратно не вернул. Лишь через время Ксения узнала, что Середа увез сыновей в Лондон, притом что паспортов у него не было, да и разрешения на выезд детей за рубеж певица не давала. После этого бизнесмен вел себя странно — он писал Ксении смс, признавался в любви и приглашал ее к ним на Новый год, при этом никаких конкретных требований не выдвигал. Обезумевшая от горя Новикова обратилась в полицию. «Я буквально умирала, оставшись одна. Сначала спрятала все фотографии детей, думала — так будет легче. Не помогло. Тогда я все стены квартиры завесила их портретами. И смотрела на них, смотрела... Жила от звонка до звонка в Лондон. Иногда мне позволялось поговорить с мальчиками несколько минут. Иногда — нет. Андрей упрекал: «Какая же ты мать? Не приезжаешь, не стоишь на коленях передо мной и не умоляешь, чтобы я тебя впустил с детьми пообщаться!» Ей-богу, и стояла бы, и выла. Но я понимала, что Андрей хочет спектакля, моего унижения, а потом они с матерью великодушно простили бы меня и приняли обратно. Я запретила себе ехать в Лондон и истерить. Решила подготовить документы, обращалась в разные инстанции. К сожалению, все запросы в Лондон были пустой тратой времени, приходили лишь отписки о том, что эта история не в их компетенции, мне предлагали подавать в суд».

Потом Андрей отвез детей в Испанию, где у него был свой дом, и позвонил Ксении — у Мирона была температура под 40, а помочь было некому. Новикова сорвалась с места, ведь для Ксении и ее адвокатов это был идеальный момент, чтобы забрать детей. Все было как в триллере: 10 дней фальшивой идиллии, а потом — обман, хитрость, полиция, побег и даже вызов Интерпола. Середе закрыли все пути к отъезду — по воздуху, воде, шоссе и железной дороге. Следом — суд, заседание которого закончилось в два часа ночи. В тот момент в жизни Новиковой наступила светлая полоса, ведь на основании заключения психолога и решения российского суда испанский суд постановил вернуть Ксении детей… «А еще из-за того, что Андрей запер меня в квартире и долго не открывал полиции, плюс в документах были зафиксированы мои синяки, которые он нанес еще в России, суд запретил ему приближаться ко мне больше чем на 500 метров», — говорила артистка.

И вот настал долгожданный момент — Новикова увиделась с сыновьями и вскоре они уже были дома, в Москве. «Когда вернулись в Россию, мальчики первое время молчали, были какие-то запуганные, — призналась певица. — Потом рассказали о своей жизни в Лондоне. Оказалось, младший большую часть дня был изолирован от Мирона. Богдан всегда находился с няней, а старшего папа постоянно таскал с собой. Андрей устроил показушную историю: ребенку три года, а он состоит в обществе меценатов зоопарка и является спонсором жирафа. Отдал его на кикбоксинг, о чем сообщалось каждому встречному. Богдану приходилось хуже. Мирон все-таки с папой, а малыш с няньками. За любую провинность полуторагодовалого ребенка закрывали в комнате, где он сидел один и орал от страха».

С тех пор прошло семь лет, и сегодня Середа и Новикова не общаются. По словам певицы, детьми изредка платящий алименты Андрей не интересуется, но любит обвинять ее в том, что она не дает ему с ними общаться… Но доверить Богдана и Мирона после всего, что было, Ксения не может. «Моя политика такова: сейчас я мать-львица, которая их оберегает, а когда дети подрастут, если они захотят увидеться с папой, я не буду препятствовать», — призналась певица.

Фото: Instagram

Эта ситуация подтолкнула Новикову к созданию благотворительного фонда «Наш смысл жизни», ведь после победы к Ксении и ее адвокату начали обращаться с просьбами о помощи знакомые. Певица так и говорит — ей сама жизнь подсказала этим заняться. «В нашей стране чуть ли ни каждая вторая семья сталкивается с проблемой дележки детей. Оказалась, что наш фонд — единственный в мире, который занимается подобными проблемами. Открыть его оказалось непросто. Только регистрация в Министерстве юстиции заняла два года. В фонде работает профессиональная команда юристов и психологов. Адвокаты консультируют и дают рекомендации — куда обращаться, какие шаги следует делать в первую очередь. Естественно, бесплатно. Для привлечения средств мы планируем устраивать концерты, проводить выставки. Хочется верить, что наши шаги помогут изменить жизнь семей к лучшему».

Она сама все придумала!

Андрей Середа все обвинения в похищении детей отрицал — мол, они находились в Лондоне легально, он не действовал незаконно и не обманывал таможню. «Есть документ от Ксении Андреевны на вывоз детей. Дети должны быть там, где им лучше. Прежде всего их нужно любить, заниматься ими. А Ксюша об этом забыла. Ей не запрещают видеть детей. Ей самой это не нужно», — говорил в то время бизнесмен. Также Андрей отрицал, что якобы избивал Новикову. Поднятый шум он связывал с тем, что его экс-возлюбленная вернулась в шоу-бизнес и хотела любыми способами привлечь к себе внимание. «Синяки, которые вроде как я поставил, она сама нарисовала. У нее есть пиар-агенты, которые это делают», — говорил он.

Lasāmgabali