Реклама закроется автоматически через 15 секунд
На портал
Янис Озолс (Фото: из личного архива)

"Я знаю, как выглядит ангел-хранитель!": доктор Янис Озолс откровенно о жизни, работе и странных вещах

В Латвии
7 июня 07:15 7 июня 2022 года 07:15
  "100 Labi padomi Par veselību"
От хирурга до психотерапевта - таким необычным был путь доктора Яниса Озолса. Он всю жизнь боролся с последствиями влияния Чернобыльского ядерного реактора в своем теле. Активно занимался политикой, руководил Рижской 1-й больницей. Изучал Рэйки и даже астрологию.

Вопрос к человеку, который был в Чернобыле. Вы сейчас больше или меньше других боитесь ядерной войны? Вы также являетесь специалистом, который борется со страхом в своей работе.

Ну, последствия ядерной войны было бы чем-то ужасно неприятным. Но если оглянуться назад в историю, историки-эзотерики ясно говорят, что ледниковый период, например, был вызван ядерной войной. Сейчас все чаще, особенно в Сибири, находят воронкообразные ямы с горелым песком, что объясняется не метеоритной ямой, а следствием атомных взрывов. Некоторое время информация об этом также появилась в интернете, но широко не обсуждалась публично.

С одной стороны, мне уже больше 70-ти, все уже не впереди, а позади меня. Глядя на мир в целом, я понимаю, что он сейчас движется не в том направлении. Но ведь в жизни все происходит по синусоиде: здесь вверх, там вниз, здесь лучше, здесь хуже… Однажды все снова повернется в лучшую сторону! Я не думаю, что что-то угрожает моей жизни, я не могу высказываться так же смело о своих детях, а о своих внуках я беспокоюсь.

Это правда, что в 70 лет меньше хочется жить?

Нет, но жизнь становится менее напряженной и более философской. Я хожу на работу три дня в неделю вместо пяти и не беру много пациентов. На самом деле я мог бы прожить на свою пенсию, это неплохо для меня, но я хожу на работу, потому что мне это нравится. Работаю с удовольствием. Всю свою жизнь мне нравилось помогать людям, либо бороться за справедливость, либо лечить, либо работать в качестве депутата. Долгое время я руководил всей медико-социальной сферой в Риге. Но в свое время, когда я приехал из Москвы со степенью кандидата наук, у меня были довольно трудные дни. В то время было мало хирургов со степенью, и я был очень конкурентоспособен. Я ввязался в политику с одной мыслью, что сделаю что-то для своих коллег. Я думаю, что у меня получилось.

Вы говорите, что вам нравится ходить на работу. Скольким людям вам удалось помочь психотерапией?

Есть общая статистика - 20-25% тех, кто впервые приходит к психотерапевту, остаются, в редких случаях - 30%. Большая часть приходит на пару-тройку консультаций и говорит: ай, тут одни глупости и мошенничество! Чтобы пойти на психотерапию, нужно иметь достаточно высокий уровень интеллекта, а также сильную мотивацию. Но идти уже должны практически все.

Если бы это было бесплатно, возможно, все бы пошли.

Как раз тогда бы и не пошли! Потому что, понимаете, условия оплаты у нас таковы: если пациент не приходит на визит, он все равно должен платить. Это мощный мотиватор! 

В психотерапии рано или поздно появляется так называемое сопротивление, когда человек встречается лицом к лицу с проблемами, которые все время скрывал от себя, психотерапевт может помочь человеку разобраться в себе и попытаться вытащить то, что он всегда скрывал. Когда человек начинает их видеть, он говорит: "Я не хочу этого знать, я не хочу этого знать, мне так лучше жить как раньше", и выходит из психотерапии. Но если за это надо платить — "ну ладно, схожу еще раз". И тогда надо работать так, чтобы он пришел и в следующий раз. В нашей профессии приходится очень много думать о том, как быстро ты ведешь человека внутрь себя. Это одно из величайших искусств в нашей работе.

Почему вы не вернулись в хирургию после политики? Вы также сказали, что после 50 лет вообще нельзя заниматься хирургией. Почему? Глаза хуже видят, руки более неуклюжие?

Руки не становятся более неуклюжими. Хирург все мастерство осваивает до 35 лет. А потом следующие 10 лет учится добиваться результатов, отдавая себя все энергичнее и энергичнее, выжимая себя как лимон. Потому что многие хорошие врачи обладают еще и целительскими способностями. Вы должны отдать свою энергию. А после 45 лет начинает проявляться усталость. Затем постепенно переходите к консультативной работе.

Мы разговариваем во время, когда недалеко идет война. Честно говоря, начинает тошнить, когда думаешь обо всем этом. Как сейчас себя правильно вести? Что-нибудь делать?

В яблочко. Главное не дрожать, сидя за компьютером или телефоном, читая все последние новости. Однако избежать этого сложно, ведь необходимо сориентироваться в ситуации, чтобы начать понимать, что происходит. В противном случае мы уходим в наш мир фантазий. Мы удаляемся от реальности - и когда будет реальная ситуация, мы не сможем ориентироваться и действовать по ней. Но я бы определенно рекомендовал действовать — делать что-то для решения проблемы или, по крайней мере, продолжать делать свою повседневную работу. Не сидеть как парализованный, а действовать. Потому что нужно реагировать именно на этот фактор риска. Было замечательно, что на следующий день у нас все это произошло между посольством и Домом конгрессов. И, конечно же, нужно петь, ведь пение объединяет людей. Пение было частью всех ритуалов на протяжении тысячелетий, будь то религиозные, государственные, традиционные, фольклорные или семейные. Пение делает людей более смелыми.

Как вы научились миру в своей беспокойной жизни?

Я не знаю, научился ли я этому. Понимаете, наступает возраст, а у меня уже очень красивый букет болезней после Чернобыля - приходится мириться с тем, что так нельзя, так нельзя и нельзя что-то еще… С этим как-то надо жить. И легче это сделать, живя спокойно. Болезнь тоже заставляет людей жить спокойнее, так оно и есть на самом деле.

Как вы думаете, человек меняется или не меняется в течение жизни?

Ну, сколько-то меняется. Но только если хочет измениться. Есть люди, которых ставят на рельсы - семья, школа или другие обстоятельства - и потом он катится по этим рельсам. А есть люди, которые хотят измениться и увидеть что-то новое, что можно сделать. За свою жизнь я достаточно профессионально поработал в четырех профессиях. Это хирургия, это политика, это управление больницей, а теперь еще и психотерапия. В первых трех профессиях я был в Латвии с достаточно высоким рейтингом, здесь приходится мириться с тегом "рядовой".

У вас также были Рэйки посреди всего. Масса всевозможных интересов!

Понимаете, после того, как меня призвали в Чернобыль, я работал в медицинском институте. А когда я вернулся, мне было доступно все, что было в Латвии. Каждую неделю я ездил в Гайльэзерс ночевать в барокамере. Но не помогло… И тогда я стал ходить к целителям. У меня ужасно болела голова, я буквально лез на стену. Я ездил в Энгуре к Аннине. Нужно было принести водку, воду, соль, сахар, все как полагается. Этот визит был впечатляющим. За два месяца у меня прошли головные боли, и вот уже 30 лет они не возвращаются.

Вы не стеснялись рассказывать об этом своим коллегам по работе?

Парочке рассказал, но я ведь не единственный. Я не посылал своих пациентов к целителям.

Вы ведь задавались вопросом, как это сработало, что она сделала.

Ну что-то я читал. У меня был хороший друг Янис Шмитс. Он был травматологом, но потом решил стать сначала иглотерапевтом, потом целителем. Как целитель он стал весьма популярен. Он познакомил меня со многим - как это работает. Но потом у меня пошло в политике и работа в больнице. Работая в 1-й больнице, я решал все свои проблемы со здоровьем там, там же обо мне заботились коллеги. Потом, когда все закончилось, пришлось искать снова. Так я постепенно перешел к Рэйки.

Если бы у меня было право голоса, я бы принимал в медицинские вузы только людей с целительными способностями. Тогда целители вымерли бы как класс, и мы получили бы более квалифицированных врачей.

В Рэйки я дошел до высшей ступени, так называемой учительской ступени. Но я сразу решил не практиковать в качестве учителя. Потому что Рэйки очень коммерциализировано, и я видел, к чему приводит такое интенсивное использование способностей для зарабатывания денег. К болезням, несчастным случаям самого учителя. Если вам это дано, вы должны использовать его по-другому. По сути, это священство. Если вы начнете использовать его в коммерческих целях, это рано или поздно закончится плохо.

Вскоре после Рэйки я начал изучать астрологию. Я сначала пошел к своему учителю астрологии Валерию Бабаеву как к очень сильному целителю, а потом сказал себе: может быть, мне пойти в эту школу? Он сказал: "Э, ты чего, ты ведь депутат!" А потом в 2005 году были последние выборы, на которых я позволил себя включить в список Latvijas ceļš. Не скрою, у меня был интерес — мне нужно было принести пользу больнице, которой я руководил. Я не остался праздновать в ночь выборов, не дождался результатов, пошел спать, утром включил радио — не 5%, все кончено. Решил сходить в сауну - думаю, схожу в "Джокер клуб", помоюсь, новую жизнь начну! По дороге мне звонит Бабаев: слушай, я слышал, что ты уже не депутат, иди учиться! И сразу после этого второй звонок - Петерис Винькелис: иди к нам в качестве консультанта! На это я не подписался, пошел изучать астрологию. (Смеется)

Вы делали звездную карту для кого-то?

Во время обучения - да. Но сейчас я этим больше не занимаюсь.

Вы вообще верите в астрологию?

Это одна из древнейших наук, существующих десятки тысяч лет.

Вы смотрите в свое будущее?

Видите ли, астрологи не предсказывают будущее. Астролог может сказать, благоприятны ли условия для того или иного события. Вот и все. Когда я пошел туда учиться, я сразу понял, что никогда не буду практикующим астрологом. В школе Бабаева — Балтийской школе астрологии — было много других предметов, которые меня интересовали: геоэкология, астрофизика, всякие теософические учения — я ходил туда изучать все эти предметы.

Есть ли что-то еще, что вы хотели бы узнать, что вас интересует?

Я все время чему-то учусь. Метафизические вещи, называемые эзотерическими, да. Потому что я убежден, что они существуют. Хочешь верь, хочешь нет.

Вы видели это, когда работали хирургом? Вы уже тогда чувствовали, что что-то подобное есть?

Когда все органы наружу, об этом не думаешь. Но когда начинаешь смотреть, что потом происходит с больными, как они выздоравливают — да, там происходят чудеса.

Расскажете о чуде?

Это был 1989 год. В Гайльэзерс привезли цыгана со страшным аппендицитом, у него весь живот прогнил. У него был высокий чин - уже в то время его родственники ездили на мерседесах и носили деньги в карманах. И я подумал - этот не выживет. Он лежал на старом русском аппарате с искусственной вентиляцией. Когда такой больной лежит в реанимации, ты все время думаешь о нем, не спишь… Дело было летом. Я с детьми и своей - тогда будущей, сейчас бывшей женой - поздно ночью поехали на озеро в Балдоне. И выбегает на дорогу косуля… Машина вдребезги, косуля мертвая. И я подумал - да ведь эта косуля отдала жизнь за моего цыгана! Такая мысль появилась из ниоткуда. Я приехал в больницу - да! Цыган выздоравливает! Это может звучать смешно, но в то время я ясно чувствовал связь.

Вы когда-нибудь чувствовали себя странно, что вы всему этому верите, но ощущаете, что ваши коллеги это отрицают?

Я знаю достаточно хирургов, которые это не отрицают. Вообще очень мало хирургов, которые это отрицают. Потому что такие непонятные вещи встречаются очень часто.

Я задам вам очень странный вопрос - ангелы-хранители есть?

Да. 

Сидят на плечах?

Они не сидят все время. Приходят в трудную минуту. Я даже видел их во время медитаций и других мероприятий. Я знаю, как они выглядит.

И как?

Ангел-хранитель появляется как человек.

Вы видите в своих пациентах взрослых, которыми они хотят быть, или маленьких мальчиков и девочек? Насколько мы действительно соответствуем нашему календарному возрасту и статусу, и всему вместе?

Понимаете, у всех нас много возрастов. Вы упомянули календарь - это первый ориентир. У нас есть физический возраст, у нас есть эмоциональный возраст, у нас есть интеллектуальный возраст, у нас есть сексуальный возраст, у нас есть социальный, финансовый, профессиональный и многие другие. Каждая из этих групп имеет множество подгрупп. Очень часто психотерапевт видит 50-летнего человека, который находится на уровне эмоционального развития 3-4-летнего ребенка. Это не то, что вы видите сразу. Все происходит понемногу.

Эмоциональный возраст у него может быть 3-4 года в одном отношении и 70 лет в другом. Это очень, очень по-разному. Снимаем один слой, потом раскрывается второй, третий. Это чистка лука, и тогда появляется сопротивление: чем больше лук чистишь, тем больше слезятся глаза. И больше у самого пациента - он ведь чистит сам себя.

Каковы наиболее распространенные проблемы?

Связанные гневом. И с обидой. Чаще всего со злостью и обидой вместе. Видите ли, у каждого живого существа от амебы до моржа, собаки, кошки, тигра, человека есть две основные реакции на чувство опасности, то есть на страх. Либо агрессия, либо бегство. И еще застывание в качестве вспомогательного варианта побега. А что делать, когда боишься? Бежать! Но от кого ты убежишь, от себя? Страх и опасность коренятся в двух вещах: либо в моих фантазиях, либо в моем опыте. Страх нужен. Кто совсем не боится, долго не живет. Рычаг у дверцы духовки нужно в какой-то момент задвинуть внутрь, чтобы ребенок знал, что она горячая. В свое время Наполеон проделал то же самое со своими офицерами: выстроил всех в шеренгу и начал на всех кричать - наблюдая, как тот отреагирует. Кто краснел, того отправили в передний ряд, кто белел, в задний, потому что толку от них в бою не будет.

Краснели от гнева?

Да, это агрессия. Очень часто люди не знают, что делать со своим гневом. Понимаете, есть установка, что злой человек — нехороший человек. Если я буду злым, то меня не будут любить, не будут со мной дружить, меня будут игнорировать, надо мной будут издеваться, меня не возьмут в компанию, меня осудят. Если я выражаю свой гнев деструктивно, меня могут даже наказать. Например, дети очень часто сердятся на мать, но они не могут сердиться на мать, потому что тогда мать не будет их любить. Для ребенка важнее всего материнская любовь. А тут мяч в окне, кота за хвост дергает, игрушки ломает и все такое. Одним из лучших учебников по психотерапии являются карикатуры Бидструпа, которые когда-то были в каждом латвийском доме. Самая частая история: начальник орет на подчиненного… Подчиненный сжимается и становится крошечным, крошечным… И тогда достается всем: кондуктору в трамвае, продавцу в магазине, собаке во дворе и еще домочадцам. Бидструп решает просто: собака кусает хозяина, и дело сделано. Таким образом, часть гнева переносится на тех, кто рядом, а перенос или возврат гнева на другие объекты называется трансференцией. Но часть остается, и человек обращает ее против себя.

Это обращение против самого себя происходит в четыре этапа. Фаза 1: человек чувствует себя виноватым. Вина – это гнев на себя. Эмоционально здоровый человек не имеет чувства вины. Фаза 2 — депрессия: я плохой и бесполезный, и все это знают. Поэтому я ныряю в угол, никак себя не проявляю, потому что как только я появлюсь, мне все напомнят, кто я, потому что все это знают, и это будет еще больнее. Фаза 3 - психосоматические заболевания. Гнев и любая эмоция подобны неосязаемым живым существам, и если вы загоняете их внутрь, им нужна пища, энергетическая пища. Они начинают есть внутренние органы: артериальное давление, ангина, гастрит, язва желудка, экзема, бронхиальная астма (самая распространенная) и все простуды. Вы сидели на скучном совещании? Что происходит? Кхе, кхе - такое покашливание. Гнев, засевший внутри, сначала ударил по дыхательной и иммунной системе. Вирусы не цепляются к незлым людям. Фаза 4: я такой плохой, что меня нужно уничтожить. Есть две подфазы: а) да, я согласен, что меня нужно уничтожить, но, может быть, я ошибаюсь, посмотрите, может быть, я смогу подать апелляцию; это демонстративное самоубийство - таблетки, резание вен и прочее; б) самоубийство без апелляции, осознанное.

Есть еще одна дополнительная фаза, которая может пересекаться с каждой из четырех: я настолько плохой и бесполезный, что меня нужно нейтрализовать. Так что я запускаю в себя яд, который имеет очень хороший вкус и анестезирующие свойства. Я пью. Но эта анестезия может работать двояко — либо на эмоции, притупляя их, либо на тормоза. 

Эту историю я сначала рассказываю всем пациентам, а потом спрашиваю - что у вас есть из всего этого? Что вы узнаете? Затем надо начать выявлять этот гнев: на кого, за что, как он возник, как проявлялся, как был направлен против самого себя? Следующий шаг — научиться выражать гнев конструктивно. Один из самых простых способов: иди и скажи, просто сообщи тому человеку - я на тебя зол за то и за это! Не ругайся, не дерись, просто скажи. И очень часто мне приходится видеть, как человек подходит и говорит: знаете, доктор, я это сделал. И стало лучше!

Вы видите видео Путина, слышите его — что вы можете сказать о нем как врач и психотерапевт?

Он злой человек. Он чувствует зло. Великая обида и великое зло.

Рассказы о нем, о его детстве есть разные. Я также читал противоречивые. Понятно, что он вырос без отца, что проявляется во всей его деятельности. Видно, что он также нелюбим своей матерью. Есть нарциссы - тяжелые нарциссы, очень часто считают, что их ценность определяется тем, какой властью они обладают над другими людьми. Это патологическая мера его ценности, но у таких нелюбимых в детстве нарциссов она часто бывает.

Есть ли люди, которым не нужно ходить к психотерапевту, веселые, жизнерадостные, или всем все равно есть что решать?

Если мы начинаем становиться слишком совершенными, это может привести к гордыне и высокомерию. Нужно оставить в себе что-то болезненное, чтобы можно было лучше понимать других людей. В противном случае трудно быть чутким. Все психотерапевты перед началом работы проходят очень тщательную личную психотерапию. Для меня это было три года, 250 сеансов. Это нужно, чтобы вы могли понять себя, потому что, если вы не понимаете себя, вы не поймете других.

Вопрос личного характера - верите ли вы в Бога?

Видите ли, я не думаю, что слово "верить" здесь уместно. Все религии изначально были системами знаний. Пророк приходит к людям и начинает учить. Затем он образует круг апостолов, которые понимают его лучше — другие — нет. Затем апостолы обучают других и формируется духовенство. И они видят: мы это знаем, мы им говорим, а они не понимают — им остается только верить. И рано или поздно религия становится системой знания как инструмент власти, потому что жрецы понимают, что знание — это сила.

Но когда учение церкви становится орудием власти, религии рушатся. Срок жизни всех великих религий составляет около полутора-двух тысяч лет. Христианство тоже в завершающей стадии, придет что-то новое. Скорее всего, я думаю, что оно будет основано на теософии, у которой уже есть масса производных — нью-эйдж, саентология, антропософия и все остальное.

Вера — не то слово. Надо понять, что это такое. Нужна вера, да, в то, что я могу это узнать и понять.

Когда к вам приходит пациент, с кем вам лучше работается - с женщиной или с мужчиной? Является ли один пол более открытым и вовлеченным, чем другой?

Я довольно редкий вариант, к которому приходит больше мужчин - больше половины мужчин. Помню, когда я еще учился, доктор Шварц, преподаватель, всегда говорил на лекции - когда пациенты твоего пола начинают задерживаться на терапии, значит, ты профессионал. И, кажется, со мной так и произошло. Однако к большинству коллег идут женщины. Да они просто больше ходят к психотерапевтам. С каждым пациентом нужно работать по-разному, и это не так сильно зависит от пола, есть много других условий.

Люди, которые приходят к вам, несчастливы или счастливы, но не знают, что они счастливы?

В большинстве своем они несчастны. Как и пришедшие ко мне гомосексуалисты, все они несчастливы. Они часто в отчаянии. Они такие есть, вне зависимости от того, что мы говорим или хотим думать.

Они становятся счастливее?

Они стали спокойнее. Психологическая проблема гомосексуалистов, я думаю, похожа на проблему одиноких женщин. Очень часто одинокие женщины решают рожать, чтобы доказать свою женственность – "хотя на мне никто не женится, но я все равно женщина".

Подходит ли это время — последние годы — для того, чтобы человек вообще чувствовал себя счастливым?

Человек не может быть постоянно счастлив. Это невозможно. Бывают моменты счастья. Те, кто не чувствует себя обиженным, счастливее. А счастливым человек себя чувствует, когда он творит и что-то получается. Когда ты доволен тем, что сделал.

Рекомендуем

Умные люди живут в беспорядке, ругаются матом и поздно ложатся спать
"Он отказался убрать сумку с сиденья в автобусе. Я просто села сверху": истории беременных в транспорте
"Война - это ад": история одной фотографии
Добавить комментарий