Реклама закроется автоматически через 15 секунд
На портал
Рижанка Ольга Котова готовится к кругосветному путешествию с двумя маленькими детьми
Олег Зернов

Рижанка Ольга Котова готовится к кругосветному путешествию с двумя маленькими детьми

Pastaiga.ru
6 ноября 2020 года 10:45 6 ноября 2020 года 10:45
  Елена Власова
Ольга Котова (42) из тех людей, которым неинтересно плыть по течению – им подавай испытания и вызовы судьбы.

Блестящий экономист, сделавшая серьезную карьеру в крупной международной компании, она не побоялась бросить все и начать собственный бизнес. Причем весьма необычный – Ольга основала компанию по обучению пилотов и консультированию в авиационной сфере. Широкой публике Котова стала известна в 2017 году, когда она совершила восхождение на Эверест, став первой женщиной Балтии, покорившей высшую точку мира. Но альпинизм – лишь одно из ее многочисленных хобби. Сегодня Ольга планирует кругосветное путешествие на яхте всей семьей – вместе с мужем и двумя маленькими детьми (ее близнецам недавно исполнилось два года).

Восхождение на Денали (Фото: из личного архива Ольги Котовой)

 

Кем вы хотели стать в детстве?

Наверное, исследователем, путешественником. Лет с четырех-пяти обожала телепередачи «В мире животных» и «Вокруг света», зачитывалась книгами «20 тысяч лье под водой» Жюля Верна и «Путешествие на Кон-Тики» Тура Хейердала. У меня была мечта нырнуть в Марианскую впадину...

 

Но в итоге вы взобрались на Эверест.

Я просто перепутала направление (смеется).

 

А как вы учились в школе?

К сожалению, хорошо. К сожалению – потому что комплекс отличницы мне потом по жизни создавал определенные сложности. В школе мне нравилось все – и математика, и геометрия, и литература... В итоге я выбрала экономику. Но где учиться дальше, было не совсем понятно – в середине 90-х в нашей системе образования случился коллапс, а Шведской школы экономики у нас еще не существовало. В этот период Московский индустриальный университет открыл в Риге специальную программу для старшеклассников – можно было ходить на вечерние занятия и таким образом пройти программу первого курса. Я решила, что это отличная возможность сэкономить время. Но тут выяснилось, что в школе нам добавили еще один год. Получалась абсурдная ситуация – мне нужно было идти в последний класс школы и одновременно на второй курс университета. И тогда я быстренько окончила школу экстерном и, продолжая учиться в университете заочно, пошла работать. Мне было 16 лет.

 

И куда вас такую юную взяли? Секретаршей?

В 17 я уже занималась экспортными продажами на деревообрабатывающей фабрике. А других продаж там и не было, поскольку вся продукция делалась на заказ и шла на экспорт. Вообще-то я там не собиралась задерживаться надолго, просто хотела летом немного подработать. Но в итоге провела семь лет. Поскольку я знала иностранные языки – английский и французский, то меня отправили на международную выставку в Брюссель. Там у меня появились первые заказчики. Потом для меня стало делом чести эти заказы выполнить... Так и пошло... Я до сих пор очень благодарна людям, которые доверили мне в столь юном возрасте серьезные дела. Это во многом определило мою жизнь. Когда я пришла на это предприятие, там работали 70 человек, а когда я оттуда уходила, там было уже 700 сотрудников и 5 фабрик. Все это происходило у меня на глазах.

 

А почему вы оттуда ушли?

Мне остро не хватало знаний – было ощущение, что я постоянно изобретаю велосипед. Я решила поучиться в каком-нибудь хорошем американском университете, получить степень MBA. Я даже сдала экзамены и стипендию на обучение получила, но пока я думала, где мне взять вторую часть денег – на проживание, мне вдруг поступило интересное предложение работы от одной крупной международной компании. Это был отличный шанс получить знания не в теории, а на практике. Руководство компании делало ставку на молодые таланты, их искали по всему миру. Был проведен конкурс, из 150 человек со всего света отобрали семь, и я оказалась в их числе. В течение трех лет нас интенсивно обучали в лучших университетах мира и готовили из нас бизнес-элиту, которая впоследствии должна была встать у руля компании. Перспективы открывались просто блестящие, я очень быстро начала делать международную карьеру. Летала в командировки по три-четыре раза в неделю. Дома у меня всегда наготове стояли два, а то и три чемодана. Я прилетала в Ригу поздно вечером, что-то из вещей перебрасывала из одного чемодана в другой, заводила будильник на 5.30 и падала спать, а в 7 утра уже снова сидела в самолете. Но я была молодая, энергия била ключом, и до поры до времени такая жизнь меня устраивала.

 

А когда перестала устраивать?

В компании начались структурные изменения. Я с ними внутренне была не согласна, но мне приходилось этим заниматься. А я не могу делать то, что мне не по сердцу. Плюс у меня уже тогда появились хобби, которые требовали времени, – путешествия, альпинизм, а с моей тогдашней работой это было несовместимо. Ну, и на личную жизнь такой сумасшедший график, наверное, повлиял негативно, хотя мой первый муж был точно такой же трудоголик и точно так же работал по 20 часов в сутки.

 

Восхождение на Денали (гора на Аляске, высшая точка Северной Америки) (Фото: из личного архива Ольги Котовой)

Сейчас у вас своя фирма по обучению пилотов. Авиационный бизнес традиционно считается мужским. Как вы себя в нем ощущаете?

Не забывайте, что в авиацию я пришла из деревообработки, а это куда более мужской бизнес. Так уж получилось, что я никогда не работала в больших женских коллективах. Меня всегда окружали мужчины, мне с ними было легко и просто. Наверное, во мне есть какие-то мужские качества, которые позволяют мне очень естественно и гармонично существовать в этой среде.

 

Например?

Прямота. Если мужчинам что-то не нравится, они об этом говорят прямо. Конфликт решается очень просто: вы садитесь за чашкой кофе и решаете, что делать дальше. Никакого осадка на ваших дальнейших отношениях это не оставляет.

 

А с женщинами иначе?

Иначе. Не подумайте, что я пытаюсь как-то отделить себя от женского сообщества, – вовсе нет. Я прекрасно знаю, как это трудно – одновременно заботиться о работе, детях, семье и себе. Общество слишком много требует от женщины, но ведь мы сами и есть это общество! Почему же мы на работе не поддерживаем друг друга так, как это делают мужчины? Почему вместо того, чтобы подставить плечо, похвалить и протолкнуть вперед, мы так зло относимся друг к другу?

 

У вас есть ответ – почему?

Мне кажется, проблема в том, что женщины более самокритичны, чем мужчины. Мы мало себя любим, плохо о себе думаем, ставим себе огромные цели и страшно критикуем себя за то, что достигли на олимпиаде не первого места, а только второго. Мы не жалеем себя и автоматически не жалеем своих сестер.

 

Приходилось ли вам сталкиваться с проявлениями мачизма и сексизма, знакома ли вам проблема #metoo?

Очень трудно говорить о дискриминации по поводу чего угодно – возраста, пола, цвета кожи, сексуальной ориентации – до тех пор, пока для тебя это чистая абстракция. Пока ты на своей шкуре не испытала какие-то грязные намеки или неприятное приставание в лифте, ты не очень хорошо понимаешь, что это такое.

 

Неужели у вас не было такого опыта?

Нет. Честное слово. Видимо, в юности я была настолько независимой и самоуверенной, что эти вихри проносились мимо меня. А может быть, я просто умудрялась игнорировать подобные вещи. Нет, ну шуточки по поводу того, что молоденькая девочка не может заниматься таким серьезным делом, я слышала лет с 16, я к ним привыкла и просто пропускала мимо ушей. Я знала, что стоит мне открыть рот, как уже через 15 минут беседы человек поменяет обо мне свое мнение и начнет говорить со мной уважительным тоном, и что нам обязательно удастся договориться, причем, скорей всего, на моих условиях. Но в целом моя жизнь в этом смысле была довольно безоблачной, поэтому я была уверена, что вся эта проблема с #metoo не то чтобы надумана, но сильно преувеличена. И когда меня пригласили на одно женское мероприятие, чтобы я выступила на тему того, как женщине выжить в мужском бизнесе, я отказалась. Ну нечего мне было им рассказать. Я действительно была убеждена в том, что в бизнесе есть не женщины и мужчины, а умные люди и глупые люди. Не успела я отказаться от участия в этой конференции, как на следующий день…

 

вас начали домогаться.

Дискриминировать. У нашего партнера, итальянской авиационной компании, поменялись собственники, и там началась какая-то чехарда – контракт не продлевался, счета не оплачивались. И я поняла, что мне надо ехать туда, чтобы разрулить эту ситуацию. Надеваю пиджак в цветочек, туфли на каблуках и лечу в Италию. Прихожу к ним в офис. Старинное здание, огромные трехметровые двери, обитый деревянными панелями кабинет, длинная ковровая дорожка, которая упирается в большой овальный стол. За столом сидят несколько пожилых седых мужчин с главным старцем посередине. Все это напоминает какой-то фильм про сицилийскую мафию. Я процокала своими каблучками по ковровой дорожке и села напротив старца. И, прежде чем мы приступили к делу, он сказал своему коллеге: «Эта девочка слишком красива и слишком молода, чтобы с ней серьезно о чем-то разговаривать». Сказал по-итальянски, но я поняла. Хотя сделала вид, что ничего не понимаю. Но тут ассистент перевел мне эту фразу на английский. И знаете, о чем я в тот момент подумала? Наверное, мне все-таки стоит сходить на то женское мероприятие по поводу равноправия полов… (смеется). С того момента я стала более системно задумываться на эту тему. Да, у всех нас разный опыт. Мне повезло, у меня в юности не было #metoo, а у кого-то был сплошной #metoo. А ведь если такое происходит в раннем возрасте, то это может повлиять на карьеру, психическое здоровье, самооценку.

 

А чем закончилась та история со старцем?

Мне пришлось улыбнуться и сказать, что если молодость и красота – это проблема, то эта проблема очень быстро перестанет быть актуальной.

Мы посмеялись и начали нормально разговаривать. В итоге они подписали новый контракт и оплатили все счета.

Ольга на Монблане (Фото: из личного архива Ольги Котовой)

Вы довольны тем, как развивается ваш бизнес?

Я довольна тем, как развивается моя жизнь, – что гораздо важнее. В бизнесе бывают очень успешные годы, а бывают провальные. Сейчас вообще очень трудное время, потому что авиация – одна из тех сфер, которая больше других пострадала во время пандемии. Сегодня невозможно спрогнозировать, когда мы вернемся к доковидным объемам. В марте я думала, что на это уйдет года три. Сейчас я понимаю, что это был слишком оптимистичный прогноз. На самом деле, у этого кризиса есть и положительные черты. Он выбивает тебя из привычной колеи и позволяет взглянуть на свою жизнь по-новому. А возможно, и что-то в ней изменить. Жизнь ведь нечасто дает нам такой «волшебный пинок», и надо быть ей за это благодарной. Да, неизвестность нас страшит. Когда ты не знаешь, что тебя ждет там, за углом, тебе становится страшно, твой мозг находится в состоянии стресса. Но это же хорошо! Стресс – это энергия, а с ней можно что-то делать. Летаргический сон – вот что гораздо хуже.

 

Вы как психотерапевт пока не выступаете?

А вы думаете, уже пора? (Смеется.) На самом деле, вы почти угадали. Помимо обучения пилотов, я занимаюсь еще одним делом – коучингом. Это и бизнес-вопросы, и вопросы самоопределения. Ко мне часто приходят люди, у которых вроде бы все хорошо: они состоялись в своей профессии, хорошо зарабатывают. Но почему-то они недовольны собой. Им хочется перемен, но они не понимают, куда им идти дальше. Коучинг – это взаимодействие на равных, там нет иерархии. Поэтому я не даю им никаких советов, ничего не анализирую. Я задаю человеку вопросы, а он на них отвечает и тем самым делает для себя какие-то выводы. И я своих клиентов очень уважаю. Могли бы лежать на диване или встречаться с друзьями за бутылкой вина, а они тратят свое время, деньги и душевные силы на то, чтобы что-то понять про себя, чтобы стать лучше. Они просто молодцы!

Восхождение на Эверест (Фото: из личного архива Ольги Котовой)

Стояла ли перед вами когда-нибудь дилеммасемья или работа?

Мне не нравится само слово «дилемма», оно имеет оттенок трагичности и подразумевает какую-то потерю. А я не хочу ничего терять. Мне нравится слово «выбор», и этот выбор я делаю каждый день – пытаюсь распределить свое время между детьми, мужем, бизнесом и собственными проектами по саморазвитию, которые необходимы мне как воздух и от которых я не готова отказаться. Этот выбор может быть трудным, но это не дилемма. Главное – разобраться с приоритетами, тогда никаких жертв не потребуется.

 

Женщины-руководители часто переносят схему своих рабочих отношений в семью.

О да, мой муж на это жалуется. Вернее, раньше жаловался, теперь он смеется. Не над тем, когда я переживаю за свою работу, а над тем, когда я начинаю лезть с советами, как ему нужно резать морковку – полосочками или кружочками. А готовит он на несколько порядков лучше меня.

 

Как вы находите баланс между разумом и чувствами?

Не знаю. Наверное, я его никогда не теряю. По крайней мере, я не чувствую какого-то внутреннего конфликта.

 

Бывали ли случаи, когда у вас сносило башку?

От чего?

Дети привыкают к морским путешествиям (Фото: из личного архива Ольги Котовой)

Ну, не знаю. От любви, например.

Ну, я же дважды выходила замуж, значит, это было как минимум дважды. Иначе зачем выходить замуж?

 

Даже не зная о вашем восхождении на Эверест, можно сделать вывод о том, что со спортом вы дружите, – по вам видно.

Да, я все время чем-то занималась. В детстве – художественной гимнастикой (дошла до уровня мастера спорта), потом тхэквондо. Горы тоже требуют, чтобы ты постоянно находилась в хорошей форме. Спорт – очень важная составляющая моей жизни, которая приносит мне огромное удовольствие. Сейчас из-за детей мне пришлось с ним немного притормозить. Какой спорт, когда дети у тебя практически не спят по ночам, просыпаются по 3–4 раза каждый – а у меня же близнецы. А ведь нужны еще силы и время для работы. Но я не жалуюсь. Я сама попросила для себя таких испытаний.

 

Вы серьезно?

Абсолютно. Желание иметь детей у меня появилось только тогда, когда я поняла, зачем они мне нужны. До этого я не понимала. Продолжение рода – это прекрасная природная мотивация, но у меня ее никогда не было. О пресловутом стакане воды, который мне в старости кто-то сможет подать, я тоже не думала. Просто в какой-то момент я осознала, что дети могли бы стать для меня новым трансформативным опытом, неким проектом, экспедицией, которая позволит мне открыть в себе что-то новое и в итоге стать лучше. К этому моменту я уже все понимала про себя в бизнесе, в спорте, в отношениях полов. Но оставались еще сферы для роста моей личности, которые мне были недоступны. Мне стало ясно, что моими следующими учителями будут мои дети.

 

То есть вами руководил холодный расчет, а не желание потискать пупсиков?

Дети – не пупсики. Они, конечно, очень милые в первые годы своей жизни – у них так сладко пахнут макушки, они такие нежные и трогательные... Но это не пупсики, это люди. И ты должен понимать, как и зачем ты собираешься влиять на эти чужие жизни. Можешь ли ты им что-то дать, кроме того, чтобы накормить и одеть? А самое главное – тебе самому зачем все это надо?

Фото: Олег Зернов

Если бы все потенциальные родители задумывались об этом, человечество, наверное, просто бы вымерло.

Да, возможно, вы правы. Но я все-таки за осознанность. И не только в вопросе рождения детей. Может, не стоит покупать новую машину только лишь потому, что у тебя зачесалось твое эго? И не стоит отдавать платье в химчистку, если его можно постирать руками? Нужно разобраться не только в том, что я хочу, но и зачем я это хочу. Возможно, ответов вы сразу не найдете, но вопросы задавать себе надо. Я уверена, что такими маленькими шажками осознанности мы сможем что-то изменить в своей жизни и жизни своих близких, а затем это приведет к позитивным изменениям в глобальном масштабе.

 

Не буду вас спрашивать про путешествие на Эверест, вы об этом много рассказывали прессе. Правда ли, что вы собираетесь совершить кругосветное путешествие под парусом?

Да, у нас с мужем есть такой план. Когда мы спустились с Эвереста, то стали думать о том, каким может быть следующий проект. Покопавшись в своих детских мечтах, мы вспомнили о том, что оба хотели стать путешественниками: муж мечтал обогнуть мыс Горн, а я, начитавшись Тура Хейердала, грезила Полинезией. «Так это же рядом, буквально за углом, – решили мы. – Прошел мыс Горна, и через 30 дней ты в Полинезии». Так постепенно мы договорились до идеи кругосветного путешествия. А еще мы поняли, что это нужно делать вместе с детьми. Но детей в тот момент у нас не было. Как не было и яхты, и капитанских прав, и опыта…

 

А теперь?

Яхты у нас все еще нет. Зато есть капитанские лицензии и опыт – мы пересекали моря и ночью, и в бурю, чего только не было... И с детьми мы уже плавали.

 

И сколько может занять такое путешествие – год, два?

Я бы хотела, чтобы оно заняло года три, может, даже пять. Но, как со всеми грандиозными проектами, здесь нет готовых рецептов. Я же не мультимиллионер – нужно будет подумать о том, как работать, поддерживать профессиональные качества, заботиться о своем бизнесе. Муж у меня работает в авиации, значит, он должен на какое-то время уйти из своей профессии. Сможет ли он потом туда вернуться? Одним словом, вопросов тут больше, чем ответов. Но если тогда, в палатке под Эверестом это была абсолютно абстрактная мечта, то теперь это уже реальный проект, к которому мы продвигаемся конкретными шагами. Конечно, жизнь может внести в этот проект свои изменения. Возможно, мы переплывем океан и решим, что это не то, что нам нужно. Как говорится, будьте осторожны со своими мечтами, они могут сбыться. Но я уверена, что в любом случае это будет отличный опыт для нашей семьи.

 

Горы, море... А небо вас не привлекает? Вы ведь связаны с авиацией.

Лицензии пилота у меня нет.

 

А хотелось?

Хотелось. Но меня привлекали не просто полеты, а воздушная акробатика на реактивных самолетах, а чтобы заниматься этим, нужно пройти довольно долгий путь, требующий много времени и ресурсов. В списке моих жизненных целей это пока не приоритет.

 

Вы производите впечатление какой-то суперженщины. Скажите честно, есть ли у вас тайные грешки?

Ой, у меня столько грехов явных, а не тайных! Например, я часто опаздываю. С точки зрения бизнеса, это довольно серьезный грех. А с точки зрения авиации, вообще непростительный.

 

А женские слабости есть?

Слабости, слабости... (размышляет). А, знаю! Я не люблю, когда мне с утра пораньше приносят кофе в постель. Мой муж на это сначала обижался. Сварит кофе, нальет в красивую чашку, принесет мне в постель, а я не пью. Просто мне надо сначала выпить стакан воды. А потом уж можно и кофе...

 

Рекомендуем

Волочкова полностью обнажилась на заснеженной улице
Как родные сестры: Жена Николаева с дочерью мужа удивили фанатов
Видео: Владимир Путин искупался в проруби
Добавить комментарий