Реклама закроется автоматически через 15 секунд
На портал
Инфекционист, председатель Государственного совета по иммунизации, профессор Даце Завадска (Фото: Jānis Deinats)

"Я никогда не покупаю половинки арбуза!": врач-инфекционист Даце Завадска о болезнях, вакцинах и жизни

В мире
2 августа 07:16 2 августа 2022 года 07:16
  "100 Labi padomi Par veselību"
"Из 100 обычных вирусов, которые можно было бы легко вылечить в домашних условиях, просто употребляя большое количество жидкости, один случай будет особенным — и важно вовремя его распознать! Тот самый серьезный пациент, чья жизнь в опасности. Это одна из самых больших проблем в детских инфекционных заболеваниях", — говорит инфекционист, председатель Государственного совета по иммунизации, профессор Даце Завадска.

Какое заболевание сейчас является основной темой вашей повседневной жизни?

Если спросить меня как врача Детской больницы, то эта весна, в отличие от предыдущих, прошла в атмосфере гриппа. Перед Covid-19 подростки очень редко попадали в больницу с гриппом. В этом году были такие случаи. Теперь это иммунный долг, который мы возвращаем и будем возвращать еще какое-то время.

Но если мне казалось, что теперь будет спокойнее и я смогу закончить работу, которую не успела сделать во время коронавируса, то сейчас, опа – обезьянья оспа! Вероятно, это будет не так уж безумно, но урок эпохи Covid-19 состоит в том, чтобы вовремя готовиться, вовремя координировать свои действия, обмениваться информацией друг с другом на международном уровне. Так вот, в последние дни я уделила больше всего внимания обезьяньей оспе, что является хорошим поводом для европейских инфектологов повнимательнее читать специальную литературу, ведь такая болезнь точно не наша повседневность. Мне тоже пришлось открывать книги и читать снова. Специальной вакцины против оспы обезьян не существует, но у нас есть новейшая вакцина против оспы третьего поколения.

Трудно представить более страшное название, чем обезьянья оспа, как из фильмов ужасов. Так ли страшна сама болезнь, как и ее название?

Коровья оспа, оспа обезьян, оспа обыкновенная... В обезьяну точно никто не превратится. Название относится к тому, кто заражается чаще. Микроб пересекает границы, где только грызуны или животные, и отправляется к человеку. В этом нет ничего нового, и так будет и впредь.

Сколько лет вы активно работаете? И можно ли сказать, что сейчас стало больше инфекционных заболеваний?

Работаю в детской больнице с 2000 года. До этого я была в процессе учебы, еще в старших классах я работала в больнице Гайльэзерса, выполняла всевозможную черную работу в операционной, что было очень хорошим опытом.

Но когда дело доходит до инфекций, теперь люди более активно путешествуют, поэтому инфекциям легче распространяться. И появляется то, чего раньше не было. Но надо сказать, есть болезни, которые мы уже почти не видим. Мои любимые вакцины сделали свое дело. Та же самая ветряная оспа, которая когда-то была детской инфекцией, которой переболели почти все. Сейчас очень, очень редко кто-то попадает в больницу с ветряной оспой. И потом этот ребенок тоже обычно не привит.

Или корь, например. Я видела такие случаи, когда начала работать, а мои младшие коллеги уже нет. Мы также все меньше и меньше видим ротавирус в больнице благодаря вакцинации. Это и есть основные цели вакцинации — избежать госпитализации, осложнений и летального исхода.

Вы так мягко сказали: "Мои любимые вакцины". Любите ли вы все вакцины одинаково, или у каждой из них есть свои недостатки?

Ничто в этой жизни не идеально, в том числе вакцины. Людей, которые отказываются видеть и понимать, что мы сейчас живем так долго, что дети не умирают в юном возрасте, как это было век назад, благодаря вакцинам, я не смогу переубедить. Людям часто кажется, что я не рассказываю историю, а пытаюсь им что-то доказать. Что они мне нужны для вакцинации. Нет, мне это не нужно. Мой профессиональный долг сделать так, чтобы им было лучше.

Есть вакцины, от которых хотелось бы большей эффективности, вакцина против гриппа — такой классический пример. Мы были очень горды вакцинами от Covid-19 и их 70% эффективностью. Это большое число. Бывают годы, когда прививки от гриппа работают всего на 30-40%. И все равно они очень помогают нам во время эпидемии гриппа и каждому лично. Конечно, нам бы хотелось реже делать прививки от гриппа, но это пока технически невозможно. Однако хочу сказать, что те, кто прививается от гриппа, очень добросовестны, и это никоим образом не вредно. К сожалению, чем чаще человеку приходится что-то делать неоднократно, тем чаще он забывает это сделать.

Если бы все инфекции были как дифтерия, где ревакцинация только раз в 10 лет, или другие прививки, где есть первичная вакцинация, потом через некоторое время ревакцинация, а потом можно жить спокойно до конца жизни, то было бы идеально!

Какие должны быть вакцины у человека, который верит в вакцины и медицину?

Ну, начиная с тех, которые есть в календаре прививок для детей раннего возраста. Я тоже иногда слышу: "Почему их так много?! Такого никогда не было!" Это немного — на фоне того, сколько инфекций нам угрожает, это действительно немного. Обычно ученые вкладывают свои усилия, а производители вкладывают свои деньги в вакцины, которые необходимы человечеству. Необходимы для здоровья и благополучия, для развития страны. Чтобы люди были здоровы и жили долго. От простуды и температуры вакцины не нужны. Вакцины нужны от того, что может нанести серьезный вред здоровью. Поэтому в календаре прививок все сделано целенаправленно и является эффективным.

В более позднем возрасте нужна прививка от дифтерии и столбняка. Прививку от гриппа можно не делать каждый год, но я и как врач, и как человек думаю: если я могу эффективно и безопасно предотвратить хотя бы пять дней болезни в своей жизни, то почему бы не сделать это?

В Латвии необходимо делать прививку от клещевого энцефалита. Очень грустно смотреть на больных людей, особенно в Детской больнице. Кроме того, у меня складывается впечатление, что эти случаи становятся все более и более серьезными. А ведь их можно было полностью предотвратить! Ребенок, не привитый от энцефалита, выходит из больницы с неврологическими проблемами и будет долго с ними бороться. Тогда очень хочется плакать... Клещевой энцефалит в Латвии был, есть и, наверное, останется, от него нужно прививаться! Да, 30 евро за вакцину кому-то кажется много. Но когда ты болен, а медицина 21 века может лишь облегчить некоторые симптомы, а не вылечить, то уже поздно. И тогда ты понимаешь, что отдал бы все, лишь бы вернуть себе здоровье.

Почему нельзя создать вакцину и против болезни Лайма?

Бактерия Borrelia, вызывающая болезнь Лайма, меняется от региона к региону. Например, в США эта бактерия имеет другие типы и подтипы, чем в Европе. Потребуется универсальная вакцина, а пока это невозможно. Попытки есть, и ученые над этим работают, но пока не удалось создать достаточно эффективную вакцину. Может быть, через пару лет появится такая вакцина. Но как инфекционист скажу: да, вакцины от Лайма нет, а лекарство есть! Болезнь Лайма не такая уж сумасшедшая, есть гораздо более страшные болезни, которых нужно бояться. То же самое с ВИЧ, например. Менингококковая инфекция. Различные герпетические инвазивные инфекции. Герпес 6 и 7 типа может даже привести к летальному исходу. Бывают инфекции, при которых в течение двух недель мозг приходит в полный беспорядок, и человек становится овощем или умирает. Или инвазивные стафилококковые инфекции, когда начинается сепсис. Таких болезней много. И чувствительность к антибиотикам — еще одна глобальная проблема — мы злоупотребляем ими настолько, что многие бактерии приспособились, они нечувствительны и могут вызывать опасные для жизни заболевания. А в случае болезни Лайма обычно достаточно заметить клеща, вытащить его, потом появляется пятно, пьем антибиотики и живем дальше. Болезни Лайма, как и прививке, приписывают то, с чем она не имеет причинно-следственной связи. Нам нравится находить виновных в нашем плохом самочувствии. И, к сожалению, виновниками по-прежнему обычно являются вакцины или болезнь Лайма. Болезни Лайма определенно чрезмерно приписывают наше недомогание и симптомы, потому что мы не находим истинную причину. И есть врачи (слава богу, их мало, но они все же есть), у которых есть такое поле деятельности - рассказывать о Божьих чудесах и заставлять людей верить и использовать всякие ненужные и бездоказательные средства.

Зная, сколько вокруг нас инфекций, есть ли у вас какие-то особые привычки? Например, как часто вы моете руки? Что вы делаете с магазинными фруктами и покупаете ли печенье на развес?

Я, как инфекционист, никогда не покупаю половинки арбуза или дыни в магазине или на рынке, потому что знаю, как легко они заражаются. Я думаю, что именно потому, что я инфекционист, иногда ем то, что другие уже не стали бы есть - продукт с истекшим сроком годности, который другие уже выбросили бы.

У меня нет привычки тщательно мыть или даже дезинфицировать руки перед каждым приемом пищи. Может надо было бы, но... Мы, инфекционисты, работающие в больнице, находимся в постоянном контакте с различными инфекциями, и наша защита, антитела, все время обновляется. Поэтому инфекционисты болеют реже, чем средний статистический человек в обществе. Когда в течение недели заболевает один, второй или третий коллега, нам уже ясно - о, что-то новенькое появилось!

Фрукты, конечно же, мою. А вот мясо, которое мы потом будем термически обрабатывать, мыть не нужно. Оно может быть заражено бактериями, но термическая обработка их убьет. А поверхности, на которые попали брызги при мытье мяса, останутся инфицированными. Потом мы положим на них свежую ягоду или салат и съедим эти бактерии.

Я также не кладу немытые овощи на поверхности, где потом буду есть. И я всегда мою испанскую и греческую клубнику, но никогда не мою латвийскую.

Вы оптимистично сказали, что сейчас мало детей в больницах с ротавирусами. Но в детсаду эти вирусы бывают минимум пару раз в год.

Вопрос в том, действительно ли это ротавирус? Потому что не вся рвота и диарея — это ротавирус. Как и не всегда насморк, кашель и высокая температура являются гриппом. Ротавирус обычно выявляют в фекалиях. С 2010 года у нас в календаре прививок младенцев стоит ротавирусная вакцина, и да, эти дети могут заразиться, но течение болезни будет нетяжелым. У тех, кто был вакцинирован, не разовьются симптомы, которые существенно мешают повседневной жизни.

И чем чаще мы сталкиваемся с ротавирусом, тем меньше мы его вообще чувствуем или имеем какие-то проблемы. Те родители, у которых есть маленькие дети, также обычно заражаются этими вирусами. А еще бабушки и дедушки, когда появляются внуки, вдруг начинают чаще болеть желудочными вирусами и респираторными заболеваниями. 

Но в обществе модно каждый понос и рвоту называть ротавирусом. Хотя есть норовирус, аденовирус, энтеровирус и другие, и вакцины от них нет. Они продолжают циркулировать и вызывают острую диарею, рвоту, лихорадку. Ротавирусная вакцина очень хорошо защищает от ротавируса, но не от всех остальных. А ротавирус - самый страшный из энтеровирусов, поэтому против него есть вакцина. Другие энтеровирусы, однако, существуют более короткое время и наносят меньший ущерб здоровью.

Этой весной, когда коронавирус отступил, многие сильно болели: кашель, насморк, высокая температура. Что это было?

Было несколько вирусов. Как я уже сказала, мы два года сидели дома, носили маски, дистанцировались, много мыли руки — по логике вещей, вирусов и бактерий мы тоже меньше встречали. Но одна из наших нормальных форм жизни — это постоянное сосуществование с инфекциями. Большинство из них не вызывают у нас никаких симптомов. Но вот этого контакта у нас давно не было. И иммунная система забыла об этом. И при следующей нашей встрече все эти вирусы появились с более выраженными симптомами. То, что случилось весной, было нашим иммунным долгом. Этой весной мы тоже увидели наплыв детей в больницу. В другие годы весна была намного спокойнее.

Чем отличается вирус от простуды?

Это то же самое. Каждые сопли, озноб, температура - это вирусная инфекция. Вирусы очень заразны. Но большинство из них самоограничиваются. То есть, даже если мы вообще ничего не будем с этим делать, в итоге они все закончатся. Бактериальные инфекции наоборот - очень мало бактериальных инфекций могут пройти сами по себе. Обычно будет только хуже, пока мы не начнем использовать антибиотики.

Вот почему поначалу мы не беспокоимся о вирусных инфекциях. Только когда мы видим, что эта инфекция не проходит сама по себе, мы начинаем делать анализы, чтобы увидеть, присутствует ли еще бактериальная инфекция. Потому что тогда нужно серьезное лечение.

Но из 100 распространенных вирусов, которые легко можно вылечить в домашних условиях, просто выпивая достаточное количество жидкости, один случай будет особенным, и важно вовремя его распознать! Тот самый серьезный пациент, чья жизнь в опасности. И это одна из самых больших проблем в детских инфекционных заболеваниях – распознать одну очень тяжелую болезнь среди 100 скоротечных. Каждый потерянный ребенок - большое несчастье.

Как вы думаете, когда родителям стоит начать волноваться о продолжающейся температуре у ребенка и, может быть, даже обратиться в приемное отделение больницы?

Здесь есть несколько разделов. До школьного возраста 95% болезней — это вирусные инфекции, и, как я уже сказала, они проходят сами по себе. Температура, при которой каждый врач рекомендует давать лекарство, различается. Я бы сказала - 38,5 это крайность. Но я считаю, что даже в 37,5, если малыш чувствует себя плохо, ему надо помочь лекарствами. Не заставляйте их страдать. Но есть дети, которые бегают и прыгают с температурой 38 градусов, как будто ее и нет вовсе – такому ребенку нельзя давать лекарства. Все дело в ощущениях. Далее важно посмотреть, станет ли ребенок при снижении температуры снова активным. Если температура снижена, но ребенок еще очень слаб, то необходимо вызвать семейного врача в первый день болезни.

Но я настоятельно призываю вас помнить, что первый выбор — это не приемное отделение больницы. Я понимаю, что это удобно: здесь есть квалифицированные врачи, вся диагностика, но этого делать не нужно. Во-первых, это сильно нагружает приемное отделение и задерживает помощь тем детям, которые в ней действительно нуждаются. Во-вторых, каждый раз, когда вы сидите в приемном отделении, очень вероятно, что через пару дней у вашего ребенка будут те же симптомы, что и у ребенка, сидящего рядом с вами в приемном отделении. Если вы не можете обратиться к семейному врачу, воспользуйтесь консультационным телефоном. В качестве пробы мы сами звонили по этому номеру с выдуманными жалобами на здоровье - эти советы были очень ценными и правильными, их бы тоже дали в приемном отделении больницы. Если это вирусная инфекция, 3-4 дня - нормальный срок, когда температура может подниматься, ее снижают, дают пить. И снова призыв - больница не волшебное место, куда можно зайти на пару часов поставить систему, ведь сами родители не хотят уговаривать ребенка пить. Это неправильное отношение и поведение, и оно точно не в интересах ребенка – без серьезной необходимости обращаться в больницу.

Вспоминаем про насморк - 7 дней - это норма. Если лечить насморк, то будет 7 дней. Если не лечить насморк, то будет неделю. Для кашля 14 дней — это самое быстрое время, когда он проходит все стадии. Сначала горло просто "чешется", слизистая воспаляется. Затем слизистая оболочка начинает выделять секрецию. А потом все это проходит через дыхательные пути. Бронхит тоже не является чем-то трагическим, он тоже самоограничивается. Чтобы избавиться от этой секреции, мы должны покашлять, это нормальный защитный рефлекс.

Если мать говорит: "Я видела своего ребенка больным, на этот раз все по-другому!", вы должны довериться своей интуиции. В медицине сейчас есть такой симптом, к которому относятся очень серьезно — по-английски он называется gut feeling, то есть как предчувствие. И такое предчувствие может быть как у родителей, так и у врача. Ему нужно доверять. И родители должны все рассказать врачу. Есть родители, которые, конечно, рассказывают каждую мелочь, но то и дело встречаются родители, которые заставляют задуматься: "Где, ну где же ты раньше был?!"

То есть такого заболевания, как простуда, просто нет?

Нет. Это наше обозначение легких инфекционных заболеваний. Больше относится к холодному сезону. Мы замерзаем, например, и через несколько дней иммунная система дает свой ответ. Или нам становится жарко. Если мы загораем весь день, иммунная система работает весь день, чтобы защитить нас от солнца. И мы можем заболеть на следующий день. Если мы сильно напрягаемся, мы заболеваем на следующий день или послезавтра. Иммунная система ослаблена. То, что находилось в наших слизистых оболочках или на нашей коже, может начать действовать. Иммунная система не в состоянии поддерживать баланс, и начинается болезнь.

С какими чувствами вы сейчас вспоминаете время Covid-19? И стоит ли ждать его возвращения осенью?

Здесь я бы разделила себя как человека и как инфекциониста. Мне, как инфекционисту, это было интересно. Да, временами было страшно, но это был вызов. В детской больнице нам было относительно спокойно, потому что не было тени смерти и той безумной загруженности, которая была во взрослых больницах. Такое событие – интересный опыт для инфекциониста. Не каждый может столкнуться с пандемией в течение своей профессиональной жизни. Переход от первых симптомов к вакцине — это особый опыт. В качестве главы Совета по иммунизации моей самой большой проблемой до этого была, возможно, пандемия гриппа или улучшение графика вакцинации. Я руковожу этим советом с 2016 года, и никогда не мечтала, что мне придется испытать что-то подобное... Было сложно. Временами были гнев, отчаяние, ярость, а также бессилие. В основном из-за популизма и глупости. Но в любом случае, это время сделало меня сильнее и мудрее.

Я понимаю, что вы не ясновидящая, и все же - что будет осенью и зимой?

Вряд ли вирус исчезнет совсем. Согласно тому, что известно сейчас, а также согласно логике, он, вероятно, останется одним из сезонных вирусов. Насколько это изменится, еще предстоит увидеть. Но мы, как общество в мире, а также в Латвии, получили первый иммунный тренинг. По крайней мере большая часть. Лучшим вариантом было сначала сделать прививку, а потом встретить вирус в реальной жизни, заболев им. Это был лучший способ укрепить вашу иммунную память. И каждый следующий раз не должен быть таким ужасным или таким опасным. Но будут люди, для которых этот вирус все равно потенциально вызовет опасные проблемы. Вакцины, скорее всего, останутся для пожилых людей и пациентов из групп риска. Но для немощного пожилого человека даже насморк может оказаться смертельным. 

Что вы делаете для своего здоровья?

Я стараюсь правильно питаться. Я также смотрю, откуда продукт. Занимаюсь спортом - немного, но регулярно. В последние годы это бег, интенсивная аквааэробика, гимнастика. Мой муж бывший спортсмен, я сначала сказала ему, что никогда не буду бегать, я буквально ненавидела это со школьных лет. Но он научил меня бегать и даже получать от этого удовольствие. Зимой я катаюсь на лыжах. Если мне нужно принять лекарство, я это сделаю. Я не увлекаюсь пищевыми добавками, но принимаю магний, кальций и витамин D. У меня на рабочем столе стоит масло примулы вечерней и спирулина.

Что вы говорите на работе снова и снова?

(Смеется.) Что у каждого человека может быть температура, покраснение, отек и недомогание после любой прививки в любом возрасте, и это нормально. В отделении с больными я снова и снова говорю: то, что дети болеют инфекционными заболеваниями, — это нормально для детства. И обычно все заканчивается хорошо.

Добавить комментарий